Юридическая психология лекции

Полное собрание материалов по теме: юридическая психология лекции от специалистов своего дела.

Лекция №1

Введение в юридическую психологию

В1. Общее представление о юридической психологии

Здравствуйте. Меня зовут Михаил. Сегодняшнее занятие по юридической психологии у вас буду проводить я.

Занятие называется: Введение в юридическую психологию.

В1. Общее представление о юридической психологии

Юридическая психология – это отрасль психологии, которая занимается изучением психологических закономерностей и закономерностей развития личности в сфере действия права.

Предметом юридической психологии являются различные явления психики, индивидуально-психологические особенности личности участников правоотношений.

Объектом юридической психологии являются личность и социальные группы, являющиеся носителями правовых отношений и правонарушений.

Цель юридической психологии общая с юриспруденцией — способствовать построению правового государст­ва и общества

Роль знаний по психологии в профессиональной деятельности юриста.

Работники следствия и суда, повседневно сталкиваются с разнообразными проявлениями психики подследственного, потерпевшего, свидетеля и конечно стараются разобраться в сложностях их душевного мира, с тем чтобы правильно понять и должным образом оценить его. Профессия следователя , прокурора, судьи постепенно формируют определенные представления о человеческой психике, заставляя оперировать положениями практической психологии и быть в какой-то мере осведомленными в этой области. Однако, объем и качество таких знаний преимущественно интуитивных, не могут выйти за рамки индивидуального опыта личных данных того или иного работника. Для наиболее объективного и квалифицированного решения множества вопросов, постоянно возникающих перед судебно-следственными работниками, наряду с юридической и общей эрудицией, профессиональным опытом, требуется также и обширные психологические знания. Психологическая компетентность судебно-следственных работников помогает предотвратить ошибки, которые могут возникнуть при суждении о человеческих поступках вследствие недоучета психологических моментов. Психологические знания необходимы юристу и для глубокого понимания сущности базовых уголовно-правовых категорий (таких, как вина, мотив, цель, личность преступника, и др.), и для решения отдельных юридических вопросов – назначение судебно-психологической экспертизы, квалификация состава преступления требующих выявления состояния сильного душевного волнения как обстоятельства, смягчающего ответственность виновного. В следственно-поисковой деятельности в условиях малоинформативных исходных ситуаций ориентация на поведенческие особенности разыскиваемого преступника имеет решающее значение. В теории и практике расследования, стратегии и тактике следственных действий знание психических закономерностей имеет существенное значение. Не менее значимы психологические познания в судебном рассмотрении гражданских дел, при ресоциализации (исправлении) осужденных.

Подумайте какие разделы могут быть в юридической психологии.

Разделы юридической психологии:

  1. Методологический. Включает в себя предмет, задачи и методы изучения, используемые в рамках данной науки. Исторический аспект развития юридической психологии;

  2. Правовая психология – раздел, изучающий психологические механизмы правовой социализации личности, десоциализации, приводящие к правонарушениям;

  3. Криминальная психология – раздел, изучающий психологические особенности личности преступника, мотивацию преступного поведения, психологию преступных групп;

  4. Психология юридического труда – раздел, изучающий психологические характеристики процессуальной деятельности, психологические основы судопроизводства и других видов деятельности работников правоохранительных органов;

  5. Проблемы судебной психологической экспертизы;

  6. Психология осужденных (пенитенциарная психология), изучающая особенности личности осужденных, психологические основы их реабилитации, методы психолого-педагогического воздействия на них, с целью коррекции поведения и последующей адаптации.

История развития юридической психологии:

Развитие юридической психологии было тесно связано с идеями гуманизма М. М. Щербатов (1733-1790). В своих трудах он требовал, чтобы законы разрабатывались с учетом индивидуальных особенностей личности человека.

Представляют интерес и работы И. Т. Посошкова (1652-1726), в которых давались психологические рекомендации относительно допроса обвиняемых и свиде­телей, классификация преступников

Идеи исправления и перевоспитания преступника обусловило необходимость обращения к психологии для научного их обоснования. Над этим в начале XIX в. в России работали В. К. Елпатьевский, П. Д. Лодий, Л. С. Гордиенко, X. Штельцер и др.

Конец XIX и начало XX в. связан с интенсивным развитием психологии, психи­атрии и ряда юридических дисциплин (в первую очередь — уголовного права).

Развитие психологии, психиатрии и права привело к необходимости оформле­ния юридической психологии как самостоятельной научной дисциплины. 

Примерно в этот же период развернулась борьба между антропологической и социологической школами уголовного права. Родоначальником антропологиче­ской школы был Чезаре Ломброзо, создавший теорию «врожденного преступника», ко­торый в силу своих природных особенностей не может быть исправлен.

В2. Криминальная субкультура

Что же такое культура?

Культура – способ и образ жизни.

Криминальная субкультура — это образ жизнедеятельности лиц, объединившихся в криминальные группы и придерживающихся определенных законов и традиций. 

Среди заключенных, говорящих на особом жаргоне, также складываются своеобразные стандарты поведения, типичные только для данной среды. Эта среда создает свой особый мир ценностей не всегда понятный остальным людям. Субкультура стремится держать свои социокультурные признаки в определенной изоляции от «иных» культурных слоев

Типы криминальных групп

Первый тип – ГК, вставшие на преступный путь случайно, вопреки групповым установкам законопослушного поведения, но в связи со стечением обстоятельств. Второй тип – ГК, преступления которыми хоть и совершены случайно, но микросредовые установки и нормы у них расходятся с установками законопослушного поведения. К третьему типу относятся ГК, в которых микросредовые нормы и установки ориентированы на нарушение правовых запретов. Эти группы четко определяют разницу в отношениях к «своим» и «чужим» ГК, что нередко сопровождается перманентными межгрупповыми конфликтами («разборками») и многочисленными жертвами. К четвертому типу можно отнести ГК, создаваемые специально для совершения серии конкретных преступлений. Здесь с самого начала криминальная деятельность становится группообразующим фактором и подчинена воле одного человека – организатора группы (вожака). Групповая криминальная установка в ней ярко выражена. Микросредовые нормы антагонистичны по своему содержанию нормам общества и ориентированы на ценности субкультуры криминальной. В соответствии с этим создается и структура группы, распределяются роли в ней. В такой группе отношения дружбы, симпатии отходят на второй план, поскольку вся ее деятельность подчинена криминальной цели. Разновидностью такого типа ГК является шайка, отличающаяся большой сплоченностью, четкой внутригрупповой иерархией, высокой криминальной активностью и криминальной мобильностью. Если другие типы ГК чаще возникают по месту жительства или работы (учебы) и приходят к преступной деятельности через сферу досуга, то шайка может включать в себя членов, проживающих на значительном удалении друг от друга, или лиц, ране совместно отбывавших уголовное наказание, разного возраста и пола. Наиболее характерными чертами шайки являются: предварительный сговор и ориентация с самого начала на криминальную деятельность, а в вопросах норм и ценностных установок – на лидера, имеющего криминальный опыт, сильную волю и обладающего организаторскими способностями. С появлением такого человека диффузный характер асоциальной и криминальной деятельности приобретает четкую криминальную направленность, определяемую его личностными качествами. Он распространяет свое влияние на других членов группы, которые без внутреннего сопротивления (и даже с известным облегчением) готовы принять его требования на нарушение правовых запретов как своих. В шайке новички особенно интенсивно и быстро приобщаются к уголовным традициям, ценностям субкультуры криминальной, у них формируется уверенность в возможности существования вне социально организованной сферы. Стиль отношений в шайке часто авторитарный, отличающийся строгой субординацией, большой интенсивностью и силой группового давления (прессинга).

Еще статьи:  Что такое депрессия и как от нее избавиться?

В современных условиях в преступном мире все большее распространение получает идея гангстеризма (английск. – gangster – бандит). Она проявляется в увеличении доли бандитизма в общей преступности. Банда – это вооруженная ГК совершающая насильственные преступления (разбойные нападения на государственные, общественные, частные предприятия и организации, а также на отдельных лиц, захват заложников, террористические акты). Среди бандитских формирований, относящихся к организованным преступным группам (ОПГ), все больший удельный вес занимают банды беспредельщиков, нарушающие всякие уголовные традиции и нормы, живущие не по «понятиям» (не по «воровским законам»). Тайная преступная организация (ТПО), объединяющая несколько ОПГ для совершения контрабанды наркотиков, оружия, стратегического сырья, контролирующая игорные дома и проституцию, автозаправочные станции, широко занимающаяся подпольным бизнесом (например, водочным), «отмыванием грязных денег» относится к мафии Широко использует методы шантажа, насилия, похищения людей, убийств. В мафии не только четкая иерархическая структура, но и сложная горизонтальная специализация по видам криминальной деятельности, в открытую или в «темную» включающая специалистов разного профиля.

 В научной литературе приводится более 50 признаков, характеризующих организованную преступность. Все их можно объединить в блоки: 1) функциональное распределение преступной деятельности; 2) профессионализация по направлениям преступной деятельности; 3) наличие общих правил, для всех преступных групп и их членов, входящих в преступную организацию; 4) специальный подбор и подготовка кадров из числа молодежи; 5) тотальный контроль за поведением каждого члена преступной организации; 6) наличие собственных «судебных» инстанций, разведки и службы безопасности. Но главными признаками ТПО остаются: сращивание верхов ТПО с коррумпированными чиновниками высокого ранга во властных структурах или легализация представителей ТПО в федеральных или региональных эшелонах власти, лоббирование.

Наличие или отсутствие криминальной субкультуры в том или ином коллективе (школе, спецшколе, спецПТУ, отряде ВТК и т.д.) можно определить по следующим признакам:

  • жесткая групповая иерархия (стратификация) — своеобразная табель о рангах (причем, наиболее ярко она проявляется в закрытых молодежных коллективах);

  • обязательность следованию установленных норм и правил и в то же время наличие системы отдельных исключений для лиц, занимающих высшие ступени в преступной иерархии;

  • наличие враждующих между собой группировок;

  • физическая и психологическая изоляция некоторых членов сообщества (обиженных, опущенных);

  • распространенность тюремной лирики;

  • факты вымогательства (денег, продуктов питания, одежды и др.);

  • использование в речи уголовного жаргона (арго);

  • нанесение татуировок;

  • симуляция, членовредительство;

  • значительная распространенность фактов как насильственного, так и добровольного гомосексуализма (причем, занятие этим в активной форме не считается чем-то постыдным, тогда как пассивный партнер — всегда находится на самом низу иерархической лестницы со всеми вытекающими отсюда ограничениями, притеснениями, издевательствами, презрением и т.д.);

  • появление отмеченных специальными знаками столов для обиженных, посуды и т.д.;

  • повсеместная распространенность карточной игры “под интерес“, т.е. с целью извлечения материальной или иной выгоды;

  • наличие кличек;

  • наличие так называемой прописки;

  • отказ от участия в общественной жизни;

  • отказ от работ по благоустройству, некоторых других работ;

  • групповые нарушения;

  • распространенность различных поделок (так называемый ширпотреб — крестики, ножи, браслеты, различного рода сувениры зачастую с тюремной символикой);

  • некоторые другие.

составляющие криминальной субкультуры:

  • “табели о рангах” (стратификационно-стигмативные элементы), закрепляющая положение того или иного члена преступного сообщества.

  • поведенческие атрибуты. К ним относятся воровские законы, тюремные законы, правила и традиции преступного мира, а также клятвы и проклятия, принятые в криминальной среде. При помощи этих законов и традиций регулируются взаимоотношения в поведение в криминальных сообществах; Сюда же можно отнести и прописку с ее приколами, как способ определения положения отдельно взятой личности в “табели о рангах”; наличие кличек (погонял, кликух), татуировок, отдельных привилегий у отдельных же лиц;

  • коммуникативные атрибуты. Сюда, кроме уголовного жаргона (арго) и специальных жестов, относятся также клички и татуировки, выступающие как средство общения и взаимодействия;

  • экономические атрибуты. Общак и принципы оказания материальной помощи являются материальной базой криминальных сообществ, их сплочения, дальнейшей криминализации, расширения своего влияния на самые разные сферы, оказания помощи;

  • сексуально-эротические ценности, т.е. отношение к лицам как противоположного, так и своего пола; различного вида половые извращения, гомосексуализм, порнография и т.д.;

  • тюремная лирика, выраженная, в основном, песнями, реже стихами, и различного рода небылицами, выдаваемыми за события, действительно имевшие место;

  • отношение к своему здоровью. В зависимости от того, что выгодно в данный момент: от симуляции и членовредительства до упорного и самозабвенного занятия различными видами спорта (особенно, как уже указывалось выше, восточными единоборствами, а также стрельбой);

  • алкоголизм, наркомания и токсикомания — выступают как средство “сплочения”, самоутверждения и разгрузки.

Общими закономерностями формирования и функционирования преступных групп, на наш взгляд, являются:

            добровольность объединения участников;

            цель объединения – совместная преступная деятельность;

            развитие от простых объединений до групп более высокого уровня;

            постепенное расширение преступной деятельности во времени и пространстве, увеличение количества совершаемых преступлений; переход к более тяжким преступлениям;

            формирование внутренней психологической и функциональной структур в процессе функционирования и развития; выдвижение лидера;

            развитие тенденции к постепенной замене эмоциональных отношений сугубо деловыми, основанными лишь на совместном совершении преступлений;

            постоянное действие в преступной группе двух противоборствующих сил одна направлена на дальнейшую интеграцию и сплочение членов группы, другая – на разъединение и дифференциацию ее участников.

Типы преступников

Корыстно-насильственным преступникам свойственны импульсивность поведения, пренебрежение к социальным нормам, агрессивность. Они отличаются наиболее низким интеллектуальным и волевым контролем, повышенной враждебностью к окружению. Они с трудом усваивают нравственно-правовые нормы. Инфантильные черты, проявляющиеся в тенденции к непосредственному удовлетворению возникающих желаний ипотребностей, сочетаются с нарушением общей нормативной регуляции поведения, неуправляемостью и внезапностью поступков. Их отличает значительная отчужденность от социальной среды, общая ригидность и стойкость аффекта.

Воры сходны с корыстно-насильственными преступниками, но их психологические особенности имеют значительно меньшую степень выраженности. Они более социально адаптированы, менее импульсивны, обладают меньшей ригидностью и стойкостью аффекта. Их отличает более высокая гибкость поведения, которое отличается сравнительно низким уровнем тревоги. Они наиболее общительны, с хорошо развитыми навыками общения и в большей степени стремятся к установлению межличностных контактов. Их агрессивность значительно ниже, и они в большей степени могут контролировать свое поведение. Для них менее характерно самообвинение за ранее совершенные асоциальные действия.

Насильники характеризуются такими чертами, как склонность к доминированию и преодолению препятствий. У них самая низкая чувствительность в межличностных контактах (черствость). Интеллектуальный контроль поведения такой же низкий, как и у корыстно-насильственных преступников. Для них характерна нарочитая демонстрация мужской модели поведения, импульсивность, ригидность, социальная отчужденность, нарушение адаптации.

Убийцы — это «…чаще всего импульсивные люди с высокой тревожностью и сильной эмоциональной возбудимостью, которые, в первую очередь, концентрируются на собственных переживаниях, а в поведении руководствуются только своими интересами. У них отсутствует представление о ценности жизни другого человека, малейшее сопереживание. Они неустойчивы в своих социальных связях и отношениях, склонны к конфликтам с окружающими. От других преступников убийц отличает эмоциональная неустойчивость, высокая реактивность поведения, исключительная субъективность (предвзятость) восприятия и оценки происходящего. Они внутренне неорганизованны, их высокая тревожность порождает такие черты, как подозрительность, мнительность, мстительность, которые в большинстве случаев сочетаются с беспокойством, напряженностью, раздражительностью».

Киллеры (наемные убийцы) сделали убийство по найму своей профессией, источником солидного денежного вознаграждения.

Киллеры отличаются большой осторожностью, внимательностью, мобильностью, находчивостью. Обычно они тщательно готовятся к «работе», осматривают место будущего покушения, определяют точки, с которых будут производить выстрел, способы маскировки, пути отхода, расположение транспорта. Взрывы, а тем более пожары, применяются реже. Встречались в криминальной практике случаи применения ядов, а также радиоактивных веществ, вызывающих медленную, но вернуюсмерть. В более редких случаях «организуется» гибель в результате несчастного случая при автомобильной аварии. Наемный убийца бесстрастен, эмоционально отчужден от других людей. Часто его характеризуют некрофильские черты — стремление к уничтожению живого. Добавим к общей характеристике киллеров их эмоциональную уравновешенность, спокойствие и умение не привлекать к себе внимание.

Отдельно охарактеризуем женщин-преступниц. Наиболее распространенной чертой их характера является демонстративность (стремление привлечь к себе внимание). Именно демонстративность определяет агрессивные преступные проявления, выполняет функцию самоутверждения. Женщины, совершившие насильственные преступления против личности, характеризуются высокой импульсивностью. Они более подвержены аффективному состоянию. Хотя следует добавить, что в отличие от преступников-мужчин им чаще свойственно чувство вины за содеянное преступное действие. Некоторые исследователи подчеркивают, что женскому преступному поведению в целом присуща эмоциональность, в то время как мужскому — логичность.

Лица, совершившие неосторожные преступления, принципиально отличаются по своим психологическим особенностям от лиц, совершивших умышленные преступления.

Для неосторожных преступников характерно возложение вины за неудачи, потери на себя, в отличие от умышленных преступников, для которых характерна склонность во всем винить окружающих. Неосторожные преступники характеризуются также высоким уровнем тревожности, склонностью к волнениям при стрессе и избыточным самоконтролем, обнаруживают неуверенность в себе. В экстремальных ситуациях они легко теряются и склонны к эмоциональной, а не рациональной реакции на угрозы. Все это приводит к дезорганизованному поведению в аварийной ситуации, увеличению количества ошибок. Добавим, что нахождение таких лиц в состоянии алкогольного опьянения максимально способствует повышению аварийности в условиях дорожного движения.

Личность преступника — совокупность социально-психологических свойств и качеств человека, являющихся причинами и условиями совершения преступлений.

Личность преступника отличается от личности законопослушного человека общественной опасностью, ей присущи преступные потребности имотивация, эмоционально-волевые деформации и негативные социальные интересы. Проблема личности преступника является одной из центральных для наук, связанных с преступностью, и, прежде всего, для криминологии.

Общественная опасность личности формируется обычно ещё до момента совершения преступления. Этот процесс находит выражение в дисциплинарных и административных правонарушениях, аморальных поступках. Однако в криминологии момент качественного перехода от личности, обладающей социально опасными качествами, к личности преступника связывается с моментом совершения лицом преступления. Одни криминологи говорят, что о существовании личности преступника можно говорить лишь в определённых законом временных границах: от вступления в законную силу обвинительного приговора суда и до отбытия наказания и погашения судимости. Другие указывают, что, в отличие от уголовно-исполнительной системы, криминолог должен рассматривать не только осуждённых, но и фактических преступников, поскольку самые опытные и опасные преступники нередко уходят от уголовной ответственности; не принимать их в рассмотрение — это значит не увидеть существенного пласта криминальной мотивации. В любом случае, современная наука считает, что наличие у человека социально опасных качеств не даёт оснований для «опережающего» обращения с ним как с преступником.

Отдельные характеристики личности преступника (в первую очередь возраст и состояние психики, определяющее вменяемость) одновременно являются признаками субъекта преступления, без установления которых лицо нельзя привлечь к уголовной ответственности. Кроме того, характеристики личности преступника должны оцениваться судом при назначении уголовного наказания. Тем не менее, отмечается, что содержание понятия «личность преступника» значительно шире, оно далеко не исчерпывается признаками, специфичными для уголовного права. Личность преступника является предметом комплексного изучения и рассмотрения специалистами различных отраслей знаний (криминологии, социологии, психологии, психиатрии и т. д.).

Правовой нигилизм (от лат. Nihil — ничто, ничего) — отрицание права как социального института, системы правил поведения, которая может успешно регулировать взаимоотношения людей. Такой юридический нигилизм заключается в отрицании законов, что может приводить к противоправным действиям и, в целом, тормозить развитие правовой системы.

Правовой нигилизм может быть активным или пассивным; бытовым, связанным с незнанием закона, или философским, связанным с построением личностью мировоззрения, в котором отрицается социальная роль права; в то же время правовой нигилизм может наблюдаться у людей, активно взаимодействующих с правом в качестве номинального института, но реально для реализации своих интересов использующих коррупцию и иерархические структуры.

В3. Личность юриста

Модель личности юриста в соответствии с квалификационными характеристиками профессиональной подготовленности

Результатом морально-психологической подготовки юристов служит:

– достаточно высокий уровень нравственных, познавательных и эмоционально-волевых качеств;

– способностей, связанных с адекватным и быстрым принятием решений при выполнении оперативно-служебных задач;

– коммуникативная компетентность.

Юрист должен в определенной степени быть психологически устойчив, чувственно готов к тому, что его ожидает трудная, необычайно сложная, напряженная, опасная работа, требующая гибкого мышления, емкой памяти, устойчивого внимания, волевой и психоэмоциональной отдачи.

Одним из главных результатов психологического анализа деятельности сотрудника ОВД должно явиться создание профессиограмм разных специальностей, представляющих комплексное отражение основных сторон правоохранительной деятельности, а также качеств, которые в ней реализуются.

Модель профессионально-значимых психологических качеств личности юриста, представленная в виде развернутой характеристики индивидуальных свойств и особенностей их взаимосвязи, отраженная в профессиограммах, необходима для повышения эффективности профессионального отбора и последующей целенаправленной подготовки офицеров милиции.

Каждая из сторон профессиограмм, представляющих важнейшие элементы модели психологических качеств личности юристов, отражает, во-первых, определенный цикл профессиональной деятельности, а во-вторых, в ней заложены эталонные личностные качества, навыки, умения и знания, обеспечивающие успех на различных уровнях правоприменительных отношений.

Примерная профессиограмма правоохранительной деятельности юриста

Основные особенности правоохранительной деятельности юриста

Ведущие факторы профессиональной пригодности и соответствующие им социально-психологические качества (психограмма) личности юриста

1. Правовая регламентация (нормативность) профессионального поведения, принимаемых решений

Высокий уровень социализации личности; высокий уровень правосознания, социальной ответственности: честность, гражданское мужество, совестливость, принципиальность, непримиримость в борьбе с нарушениями правопорядка; обязательность, добросовестность, исполнительность, дисциплинированность; доминирование социально-значимых мотивов в сфере профессиональной деятельности. Негативные качества личности: низкий нравственный облик, нечестность, склонность к обману, употреблению алкоголя; безответственное отношение к выполнению служебных заданий, недисциплинированность.

2. Властный, обязательный характер профессиональных полномочий юриста

Профессионально необходимые качества: развитый интеллект, гибкое, творческое мышление, способность к глубокому, всестороннему анализу, к прогнозированию; умение выделить главное; настойчивость, принципиальность в отстаивании принимаемых решений; смелость брать на себя и нести персональную ответственность за свои действия и решения; эмоциональная уравновешенность; адекватная самооценка; уважительное отношение к людям.

Негативные качества личности: сниженные интеллектуальные способности; недостаточно развитые волевые качества; эмоциональная неустойчивость; неадекватно завышенная самооценка; властолюбие, пренебрежительное отношение к людям.

3. Экстремальный характер правоохранительной деятельности

Нервно-психическая (эмоциональная) устойчивость личности: выносливость к длительно воздействующим психофизическим перегрузкам, высокая работоспособность; нервно-психическая устойчивость к стрессу, высокий уровень самоконтроля над своими эмоциями, настроением, развитые адаптивные свойства нервной системы (сила, активность, динамичность, лабильность, пластичность нервных процессов).

Негативные качества личности: низкий порог устойчивости к стрессу, повышенная эмоциональная напряженность; избыточная агрессивность, импульсивность поступков; невротические симптомы, быстрая истощаемость нервных процессов: психопатизация.

4. Нестандартный, творческий характер правоохранительной деятельности

Познавательная (когнитивная) активность, продуктивность мышления: развитый интеллект, широкий кругозор, эрудиция; гибкое, творческое мышление, умственная работоспособность, сообразительность: аналитический склад ума, прогностические способности, умение выделить главное; активность, подвижность психических познавательных процессов (восприятия, мышления, внимания), емкая память; развитые воображение, интуиция, способность к абстрагированию, рефлексии.

Негативные качества личности: низкая умственная работоспособность; сниженные интеллект, эрудиция: неразвитое воображение; слабая память

5. Процессуальная самостоятельность, персональная ответственность

Cоциальная зрелость личности: нервно-психическая, эмоционально – волевая устойчивость: развитый интеллект, гибкое творческое мышление, прогностические способности; смелость, решительность, способность брать на себя ответственность, уверенность в себе, настойчивость при высоком уровне самокритичности: адекватная самооценка, устойчивая мотивация на достижение успеха.

Негативные качества личности: нервно-психическая, эмоциональная неустойчивость; слабые интеллект, эрудиция, сниженная познавательная активность: повышенные тревожность, мнительность, недостаточно развитые волевые качества: отсутствие мотивации на достижение успехов в работе

Юридическая психология лекции

Юридическая психология

1. Общая характеристика юридической психологии как науки. 2. Актуальные проблемы правовой и криминальной…

Юридическая психология лекции

Юридическая психология

Официальный на YouTube Императорский канал – это единственный российский информационно патриотический канал…

Юридическая психология лекции

“Криминальная психология”

Публичная лекция С.Н.Ениколопова 02.03.2011 Лекция “Криминальная психология”. Лектор: Ениколопов Сергей Николае…

Юридическая психология лекции

“Психология и право”

Публичная лекция Е.Г.Дозорцевой 02.02.2011 Лекция: “Психология и право”. Лектор: Дозорцева Елена Георгиевна, докт…

Психология и педагогика

1. Предмет, задачи, методы и история психологии. 2. Общее представление о содержании психологии. 3. Предмет,…

      Темы лекций: 

  1. Актуальность и место юридической психологии.
  2. Предмет, задачи и структура юридической психологии. Междисциплинарные связи.
  3. Методология и методы юридической психологии.
  4. История юридической психологии.
  5. Правовая психология и правосознание.
  6. Психология юридического труда. Психология следователя. Профессиональная деформация.
  7. Основы общей психологии. Отдельные психологические вопросы: агрессивность, психологические защиты.
  8. Основы социальной психологии.
  9. Криминальная психология: причины преступности, психология личности преступника.
  10. Криминальная психология: типологии личности преступников.
  11. Криминальная психология: психология преступного деяния, феномен преступных групп, психология несовершеннолетних преступников.
  12. Психология предварительного следствия: психология расследования преступлений, психология обвиняемого, потерпевшего, свидетеля.
  13. Психология следственных действий: психология допроса (коммуникативный контакт, приемы правомерного психологического воздействия, основные стадии, психологический анализ результатов).
  14. Психология следственных действий: психология осмотра места происшествия, очной ставки, следственного эксперимента, обыска и опознания.
  15. Судебно-психологическая экспертиза, ее отдельные виды (примеры).
  16. Психология судебного процесса.
  17. Исправительно-трудовая (пенитенциарная) психология.

       Лекция 1. Актуальность и место юридической психологии 

      Научные представления о связи юридической практики и психологии возникли в связи с работой следователей и вообще в связи с проблемами судопроизводства, поэтому в начале этого столетия стали именоваться «судебной психологией». Только в 60-х гг. профессором А.Р. Ратиновым было предложено новое название «юридическая психология», официально включенное в 1969 г. в перечень научных специальностей. Новое название означало новое понимание сущности и возможностей психологии в юридической практике, ее применение во всех областях юридической деятельности, а не только в рамках судопроизводства. Сразу следует оговориться о том, что впервые термин «юридическая психология» ввел швейцарский психолог Эдуард Клапаред в 1906 г.

      В настоящее время практически ни у кого не вызывает сомнений необходимость использования психологических знаний в правоохранительной деятельности, несмотря на до сих пор присутствующее недоверие к юридическим психологам и ограничение их допуска к практике. По всей видимости, имеются две основные причины такого недоверия: во-первых, часто недостаточная компетентность юридических психологов, скорее даже недоказанная компетентность, а во-вторых стремление юристов оградить свою область деятельности от посягательства «не-юристов». В то время как социальные психологи на основе исследований утверждают о том, что в подавляющем большинстве ситуаций сотрудничество является оптимальной стратегией деятельности, наиболее верно приводящей к ее успешности.

      Как бы там ни было, в современном мире и в России, в частности, ведущей тенденцией развития становится разработка и внедрение научных интенсивных технологий. Этот способ возник на рубеже 50-ых гг. и его олицетворением стала Япония, которая вдруг начала скупать по всему миру патенты на научные открытия и разработки. Вначале над ними посмеивались («дескать своего ума не хватает»), а когда Япония в считанные десятилетия вышла в передовые высокоразвитые страны, то ее пример не остался без последователей. Таким образом, союз с наукой, в особенности с прикладной ее стороной, становится насущной потребностью, на основе которой начинают активно возникать новые, стыковые, научные области. И юридическая психология, в частности, тому пример.

      Следует еще сказать, что в самом праве на сегодня происходит определенная переориентация: все больше привлекает внимание аспект борьбы не с человеком, а за человека. Здесь имеются в виду правовое воспитание, развитие правосознания, профилактические работы по предупреждению преступности и т.д.. Очевидно, что решение этой задачи невозможно без учета психологии человека, без ее изменения и воздействий на нее.

      Как известно, в ходе развития наук действуют два диалектически взаимосвязанных процесса, проявляются две противоположные тенденции: к интеграции знаний и к дифференциации знаний; первая ведет к взаимопроникновению наук, вторая – ко все большей их специализации. С одной стороны, происходило все большее сближение психологии и права за счет привлечения юристами данных психологии к решению правовых вопросов и включения психологами вопросов юриспруденции в сферу своего исследования. С другой стороны, полученные в этой пограничной области знания, возрастая по объему и приобретая внутреннее единство, увязывались друг с другом, объединялись в одной системе и выделялись в особую отрасль науки. Поскольку принцип развития исключает возможность резких разрывов между науками, образуя постепенные переходы от одной к другой и более того, именно этими переходами порождая новые науки, постольку можно говорить о месте юридической психологии. Так, Ратинов в связи с этим пишет: «… судебная психология… по методам исследования и научного объяснения психических явлений тяготеет к общей психологии как ее частная отрасль, а по кругу изучаемых проблем и практической направленности неразрывно связана с юридическими науками, главным образом с криминалистикой и с уголовным процессом. А зоной их наиболее широких и плавных переходов служит следственная тактика.» И провозглашает, таким образом, принцип нашего курса «от проблем следственной, судебной деятельности – к их психологическому разрешению».

      Между психологами и юристами существует давний и не прекращающийся по сей день спор о принадлежности юридической психологии как научной дисциплины: принадлежит ли она к сфере общепсихологической науки или же является составной частью правоведения. Так, Васильев В.Л. (заведующий кафедрой правовой психологии Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры РФ) считает, что психология в равной мере принадлежит как психологии, так и юриспруденции. Вообще большинство юристов склонны разделять эту точку зрения. Психологи же считают, что это сугубо психологическая дисциплина, развивающаяся на базе общепсихологической теории и методологии и, таким образом, кадры психологи, а не юристы. К слову говоря, в 1982 г. на факультете психологии сейчас уже СПбГУ была создана специализация «Юридическая психология». С точки зрения психологов первичным является человеческое бытие («не человек существует для закона, а закон для человека»).

      Упомянутый выше Васильев В.Л. вводит, на мой взгляд, очень важное понятие, которое может прояснить этот спор. Это понятие психологической культуры юриста. Уже Ганс Гросс, известный австрийский ученый-криминалист конца прошлого и начала 21 века, настаивал на том, что изучение психологических законов – это просто долг добросовестности для юриста. Итак, психологическая культура юриста – это комплекс психологических знаний, включающий психологию личности и деятельности, психологию юридического труда и психологические характеристики отдельных юридических профессий, навыки и приемы использования этих знаний в профессиональных ситуациях в процессе общения. Потребность в элементарной психологической грамотности несомненна и не только у юриста. И именно поэтому юридическая психология со всем комплексом предметов в нее входящих должна являться составной частью юридического образования.

      Вместе с тем, нельзя не признать, что существует экспертная область, в которой требуется конкретный специалист, безусловно, знающий и учитывающий специфику правовой ситуации. И не беда психологии, что ее компетентность в отношении правовых ситуаций много шире, чем той же, например, психиатрии, ограничивающейся экспертизой вменяемости. Что значит «ее компетентность много шире»? Это значит, что привлечение профессионального психолога не ограничивается лишь проведением судебно-психологической экспертизы, а это и психологические консультации в органах внутренних дел, это и участие в деятельности ИТУ, инспекции несовершеннолетних, и я уже не говорю о том, что профотбор, профориентация, т.е. все, входящее в предмет психологии юридического труда, является исключительной прерогативой профессионального психолога. Поэтому кадры здесь прежде всего (юридические) психологи, а что касается юристов, больше занимающихся психологической стороной правовой деятельности, то, на мой взгляд, они должны иметь дополнительное психологическое образование.

      Итак, в свете вышесказанного упомянутый спор теряет свои очертания, поскольку практически юридическая психология в равной мере принадлежит и психологии (экспертная область), и юриспруденции (психологическая культура юриста), а теоретически это дисциплина общепсихологической науки и кадры здесь действительно психологи. Возникает, таким образом, проблема грамотной подготовки юридических психологов, их внедрения в повсеместную практику, преодоления противодействующей инерции современных юристов, во многом, кстати, основанной на недостаточном понимании концептуальных основ работы психологических служб в правоохранительных органов. 

          Юридическая психология – научно-практическая дисциплина, которая изучает психологические закономерности системы «человек-право», разрабатывает рекомендации, направленные на повышение эффективности этой системы.

          Если право в первую очередь выделяет в человеке правонарушителя, то юридическая психология исследует человека в правонарушителе, в свидетеле, потерпевшем и т.д. (здесь мы условно уравниваем понятия личность и человек).

          Существует несколько определений предмета юридической психологии.

          Так, А.Р.Ратинов (видный отечественный ученый в области юридической психологии и правоведения) в качестве предмета юридической психологии определяет психические явления, механизмы, закономерности, связанные с возникновением, изменением, исполнением, нарушением и применением права.

          В.Л. Васильев предметом юридической психологии называет психологические основы личности и деятельности в условиях правового регулирования, систему «человек-право». Главным звеном в этой системе является человек или личность как субъект деятельности.

          Наконец, Ю.В. Чуфаровский предметом юридической психологии считает не сумму предметов психологии и юриспруденции, то есть не психические явления, процессы, состояния плюс государственно-правовые явления, не отдельные фрагменты действительности в психологической окраске, а психологию государственно-правовых явлений как целостность, в которой нельзя механически отделить психологическое от юридического, а возможно лишь выделение психологической и юридической подсистем, находящихся в движении, развитии, непрерывной связи.

          Юридическая психология не изучает какие-то особые, уникальные психологические явления, поскольку все психические состояния протекают не иначе как подчиняясь общепсихологическим и психофизиологическим законам. Специфика предмета юридической психологии заключается в своеобразии видения этих состояний, оценивания с позиции права.

          Из предмета юридической психологии проистекают ее задачи:

          обеспечение юридических работников необходимыми научно-психологическими знаниями и навыками;

          -изучение психологических механизмов формирования отношения личности к нормам права (формирование правосознания личности), разработка рекомендаций по повышению эффективности мероприятий по правовому воспитанию;

          -изучение психологических аспектов причин правонарушений и преступности, конкретных механизмов преступного поведения;

          -исследование психологических аспектов судопроизводства, то есть проявления психологических явлений и закономерностей у участников судебного процесса (психология обвиняемого, психология потерпевшего, свидетелей, психология судебного процесса);

          -разработка психологических основ перевоспитания осужденных;

          -проведение судебно-психологической экспертизы, психологические консультации;

          -наконец, задачи из области психологии юридического труда (профотбор, профессиограммы, подбор кадров, разработка практических рекомендаций по организации труда и т.д.), которую В.Л. Васильев предлагает выделить в отдельную (от юридической психологии) научную дисциплину.

          Таким образом, синтез психологии и юриспруденции в научных дисциплинах – юридическая психология и психология юридического труда – должен привести к взаимному обогащению этих наук, разрешению одной из наиболее актуальных проблем в этой стыковой области – повышению эффективности правоохранительной деятельности.

          Что касается структуры. Психологические закономерности в области правоприменительной деятельности делятся на две большие категории: деятельность правопослушную и деятельность, связанную с теми или иными нарушениями. В связи с этим структуру юридической психологии можно обозначить следующим образом.

          Междисциплинарные связи. Поскольку юридическая психология является дисциплиной общепсихологической науки, постольку основные ее междисциплинарные связи – это связи с другими психологическими дисциплинами. А именно:

    Автор статьи:
    Обо мнеОбратная связь
    Оценка 4.1 проголосовавших: 18
    ПОДЕЛИТЬСЯ

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here