Чувство вины у ребенка

Полное собрание материалов по теме: чувство вины у ребенка от специалистов своего дела.

чувство вины у ребенка

Малышу от 3 до 5-6 лет взрослые люди представляются всемогущими, всезнающими существами – ну просто волшебниками. И ребёнок готов выпрыгнуть из собственной шкурки, только чтобы дотянуться до них (то есть до родителей) и стать таким же всемогущим и независимым. (Обращали внимание: играете в шашки, мяч и т. п., ребёнок проиграл – он не хочет быть проигравшим! – это отзвук того самого желания: дотянуться до взрослого, стать как взрослый, быть с ним на равных).

Инициативный ребёнок строит планы, ставит цели и упорно стремится их достичь. И тут же обнаруживает, что на многие его желания наложено “социальное табу”. Нельзя, например, жениться на собственной маме, нельзя визжать и резвиться, когда едешь в троллейбусе. Ребёнок знает, что многое из того, что ему хочется, родители не одобрят. Он готов идти наперекор, однако только начинающие формироваться в этом возрасте самонаблюдение и самоконтроль теперь уже заставляют его сдерживаться.

Но (вот беда!) в глубине души желания остаются! И этот разлад “знаю, что плохо, но всё равно хочу” заставляет ребёнка чувствовать себя виноватым.

“Что за глупости, – скажете вы, – иметь желание и осуществить желание – совсем не одно и то же”. Да, это действительно так, но только с нашей взрослой точки зрения. Но у детей своя логика, во многом отличающаяся от нашей. Для них “почувствовать” и “сделать” очень тесно слиты, это почти одно и то же.

Кроме того, пока дети часто не в силах удержаться от того, что им хочется. И – нарушают наши запреты. Если родители стыдят ребёнка за проказы, он опять-таки чувствует себя виноватым. А если отчитывают и стыдят очень часто, то чувство вины прочно поселяется в его душе.

Многие наши взрослые комплексы и странности – оттуда.

Чувство вины и его последствия

Больше всего на свете Нина любила пельмени. Но не всякие, а те, что лепила её мама. Мама была коренной сибирячкой, и пельмени её были просто потрясающие. Сам процесс изготовления Нина тоже любила – причём сразу за две вещи: за то, что надо стаканом вырезать из огромной лепёшки тесто и класть на кругляшок десертной ложечкой фарш, и за то, что это было весёлое, долгое и вкусное дело. И мама была весёлая и румяная и немного испачканная мукой, и папа и Нина помогали и пачкались, и потихоньку откусывали тесто, и все смеялись и говорили ей: “Потерпи!” Пельмени делались долго – весь день, и только по особым случаям. Сегодня был как раз такой: день шахтёра. И папины друзья-шахтёры и их шахтёрские жёны должны были прийти на пельмени.

Вечером ко встрече гостей всё было готово: стол накрыт, тарелочки-чашечки выставлены, а знаменитые пельмени порция за порцией плюхались в большую кастрюлю. Потом мама их вылавливала огромной ложкой, укладывала в огромное блюдо и, закрыв крышкой, укутала – чтоб не остыли. Потом мама с папой ушли встречать гостей, а Нина осталась на кухне – поближе к пельменям. Она водила носом, унюхивая любимый аромат, смотрела в щёлочку (где же гости, а вдруг пельмени остынут?) и ждала. Она сидела и терпеливо ждала, а гости всё не шли, и хорошо было слышно, как на улице, под окном, о чём-то весело шептались мама и папа.

Нина развернула закрутку – просто так – и стала нюхать дальше. Потом она сдвинула крышку – чуть-чуть, потом приподняла, посидела, подумала и съела один пельмень. Она, конечно, знала, что есть одной некулътурно… но… в общем, потом она съела другой, третий… потом (ведь самое вкусное у пельменей – в серединке!) стала их раздевать. Осторожно, как ловец жемчуга морскую раковину, вскрывала и, выудив начинку, долго дула, потом проглатывала, а мучные створки осторожно отправляла назад – в миску. Потом к Ниночке подошёл кот – общественный, дворовый. Нина подумала, что это гость, а гостей надо угощать. Так они сидели и угощались, пока не кончились все целые пельмени. Нина очень аккуратно прикрыла миску, и тут как раз вернулись родители с шумной ватагой гостей.

“Ни за что не уйду с кухни”, – подумала Нина и вжалась в табурет.

Было слышно, как, весело гомоня, гости рассаживаются за столом. Пришла мама, подхватила пельменное блюдо: “Ниночка, а ты что к нам не идёшь?” – спросила она и ушла в зал. Там ещё громче загомонили, захлопали в ладоши: “О, пельмени! пельмени!” Улыбающаяся мама сняла крышку и… подхватив чью-то тарелку, положила в неё первую “кожуру”. “Что это?” – спросила она тихо.

Потом вдруг стало тихо… Потом к столу подозвали Нину…

Дальнейшее она помнила смутно. Говорят, что гости умирали со смеху, а папа грозил ей пальцем, а мама краснела и молчала, а Нина, посмотрев на неё, собралась зареветь, но почему-то не заревела.

В общем, она кивала головой и обещала больше никогда-никогда…

И знаете, что интересно: слово своё сдержала.

С тех пор прошло почти что полвека. Но я до сих пор не прикасаюсь к пельменям: я их терпеть не могу.

Кто виноват? Родители? Пожалуй, никто не виноват. Просто случилась ошибка, которую (по незнанию) не исправили вовремя, вот и остался след, как рубец. Не подумали, не додумали – и спровоцировали ребёнка на мелкое хулиганство. Маленькие дети слабо себя контролируют, и “хочу” частенько перевешивает моральные нормы. Не надо было оставлять полную тарелку на виду, под носом у детки. Как не надо оставлять на виду деньги, спички, острые и бьющиеся предметы, ценные безделушки и другие соблазны, особенно когда в гости к вашему ребёнку приходят друзья. И не потому, что они плохие, а потому, что они ещё маленькие.

Что делать ребёнку, который не удержался в рамках приличия (которые вы ему поставили) и теперь чувствует себя виноватым? Конечно же, постараться избавиться от вины. Вина – разрушительная эмоция, и дети, инстинктивно чувствуя это, стараются избавиться от неё. И способы у них есть весьма несимпатичные.

1 способ. Раскаяние. Слёзы, раскаяние помогают не всегда.

2 способ. Самонаказание. “Виноватость” настолько дискомфортна, что ребёнок ищет, как бы себя наказать и тем искупить вину. Он буквально нарывается на неприятности. Может упасть, сильно удариться, подраться. Он вызывающе ведёт себя, делает всё наперекор. Он провоцирует родителей на то, чтоб его наказали. Словно он сказал себе: “А, я плохой? Раз вы так считаете, то и буду плохим. Вот накажете – тогда посмотрим”.

Дети, чувствующие себя виноватыми, ведут себя хуже, чем обычно.

3 способ. Переадресовка. В своих ошибках ребёнок начинает обвинять не себя, а другого. И делает это совершенно искренне, потому что сам в это верит!

“Я не мог в саду уснуть. Мне мальчики мешали. Они болтали между собой и между мной!” – заявил Лёня, когда воспитательница пожаловалась на его хулиганское поведение во время тихого часа.

Еще статьи:  Мышление в психологии

Вот почему дети так часто оправдываются и доказывают “я не виноват, она сама…”. И это не повод их обвинять, это повод задуматься их родителям.

Если сейчас ребёнок часто оказывается “в виноватых”, то со временем “виноватость” укореняется. Он привыкает обвинять – себя, других людей или обстоятельства. Он теряет уверенность в себе и превращается в безынициативного человека. При этом (внешне) он может казаться буйным, деятельным и шумным, но, сталкиваясь с трудностями, не рискнёт, не шагнёт, а затаится или отступит: “как бы чего не вышло….”. Безынициативный человек мало чего добивается в жизни, зато привыкает все свои силы направлять на поиски виноватого.

Что делать, если “пельмени все-таки украли”:

– Не стыдить, вызывая чувство вины.

– Чётко и внятно сказать ребёнку, что он сделал не так и чем вы недовольны.

– Всегда дайте возможность исправить дурной поступок!

– Показать и подсказать, как это можно сделать.

– Впредь не провоцировать ребёнка, помня о его возрастных особенностях (не надо приглашать ватагу малышей в комнату с дорогим сервизом или оставлять доступ к маминой косметике).

– Проверить (проанализировать) свои действия. А не слишком ли вы много запрещаете? А не лишаете ли вы малыша инициативы?

– Помнить, что дети не могут сидеть на месте и скучать.

Дайте занятие, подскажите идею, организуйте… в общем, займите делом. (Между прочим, главное дело детей дошкольного возраста – играть, так они осваивают мир и осваиваются в нём сами. Создайте условия и играйте с ними.)

От вины к ответственности – советы родителям

Мы часто путаем ответственность с послушанием, аккуратностью и успехами своего ребёнка на общественном поприще. Но ответственность – это нечто другое. См. →

текст: Екатерина Колокольцева

Чувство вины, в норме помогающее ребенку развить моральные качества, без соблюдения «техники безопасности» в воспитании может стать хроническим и привести к эмоциональной травме. Попробуем же разобраться, когда появляется чувство вины у детей, в чем его причины и что с ним делать.

Кодекс вины

Современные статьи на тему популярной психологии полны обличения чувства вины как деструктивной эмоции и рекомендациями по избавлению от этого тяжкого груза. В то же время, целый ряд именитых психологов, среди которых Мартин Хоффман, Майкл Льюис, Нэнси Эйзенберг, Курт Фишер и другие, характеризуют чувство вины и эмпатию как эмоции высшего порядка, играющие основную роль в регуляции морального поведения личности.

На самом деле, в чувстве вины как эмоции, присущей большинству из нас, нет ничего плохого. Более того, во многом именно стыд и угрызения совести, которые мы время от времени испытываем, помогают нам сосуществовать в социуме и удерживают нас от превращения в эгоистичных негодяев. Благодаря чувству вины ребенок сначала усваивает моральные правила, принятые в обществе, а позже включает эти правила в себя, делая их частью своей личности, неким внутренним кодексом.

Плохо, когда в результате некорректного воспитания чувство вины становится хроническим, и человек вступает во взрослую жизнь, ощущая себя виноватым всегда и во всем.

«Стыд и вина являются социальными чувствами, то есть они воспитываются человеческим социумом, – объясняет Мария Андреева, психолог-психотерапевт, тренер. – Это чувства, которые помогают человеку адаптироваться в социуме и быть его членом, они обслуживают соблюдение некоторых норм. Говоря ребенку «как тебе не стыдно», мы имеем в виду «ты сделал плохо, и ты не должен этого делать». Здоровое чувство вины возникает, когда нарушен баланс «добра и зла», и в этом смысле оно необходимо нам как регулятор».

Иллюстрируя важную роль вины, Мария приводит пример из жизни: «У моей коллеги на заре психотерапевтической юности был такой случай. К ней привели ворующего мальчика. Она работала с ним как честный психолог, то есть, работала с тем, что беспокоит мальчика. А мальчика беспокоило чувство вины по поводу его воровства. Коллега честно поработала с этим чувством вины, и чувство вины стало меньше. Воровать мальчик стал больше и в конце концов попал в детский приемник. Очень поучительная история».

Почему же о плохих сторонах вины вспоминают гораздо чаще, чем о хороших? По словам Андреевой, если ребенок растет в более или менее адекватной семье, ходит в детский сад и школу, способность испытывать здоровое чувство вины сформируется сама собой – мимо не пройти. А вот когда вина становится средством манипуляции в семье, это чувство становится токсическим.

Винная карта: когда и как

«Считается, что к полутора годам у ребенка формируется эмоциональный интеллект, и он может понимать эмоции, –  рассказывает системный семейный психотерапевт Елена Пояркова. – Появляется еще не способность, но готовность к восприятию эмоций, формируется чувственный аппарат. Чувства вины и стыда человек должен понимать и распознавать в общей гамме чувств. И конечно, взрослый должен говорить ребенку, скажем, что драться нехорошо, больно делать нехорошо. В то же время ребенок считывает и мамины эмоции, когда та делает что-то не так, понимает, что маме, скажем, неудобно за свои действия. Так или иначе мы описываем все это, и ребенок это видит. Совсем другая история начинается, когда мы специально давим на ребенка, говорим «как ты можешь, ты позоришь всю семью!», «ты бестыжий». Это уже давление и манипуляция».

Итак, первая форма вины, которую испытывает большинство людей – это вина ребенка перед родителем. Она возникает, когда малыш, сделав что-то, что не заслуживает одобрения взрослого, получает в ответ «Плохой мальчик!» или «Плохая девочка!».

На первый взгляд в этих выражениях нет ничего крамольного, однако произнося их, мы буквально говорим ребенку, что он плохой, вместо того, чтобы объяснить ему, что плохи его действия, но не он сам. Ребенок, которого родители сознательно или бессознательно постоянно убеждают таким образом в его никчемности, вырастает в результате в человека с заниженной самооценкой и сильной потребностью угождать другим, часто делая это в ущерб собственным интересам и нуждам.

«У ребенка в возрасте до семи лет в норме должна быть очень высокая, завышенная, сомооценка: я самый умный, самый красивый, самый замечательный, – объясняет Пояркова. – Когда мы обвиняем маленького ребенка, он не в силах противостоять этим обвинениям. В отличие от взрослого человека, он не способен на рассуждения вроде «Я сейчас все поправлю, и все будет хорошо. Мамочка ошибается, я на самом деле умный». Понятно, что есть личности разной силы, на кого-то нужно более интенсивно воздействовать, на кого-то менее, но на малышей ни в коем случае нельзя давить таким образом. Да и на более страших детей тоже».

«Воспитать чувство вины достаточно просто, потому что дети к этому склонны – они  склонны чувствовать, что причастны ко всему. А от ощущения причастности ко всему до вины один шаг. Я там был, значит виноват», – говорит Андреева.

Фразы вроде «Что подумают соседи?», «Мне за тебя стыдно» или «Я так разочарована в тебе» формируют чувство вины, которое затем мотивирует ребенка изменить свое поведение, чтобы угодить родителям и оправдать их ожидания. В результате ребенок становится легко управляемым, что, конечно, облегчает родителям жизнь. Но если к подобному воспитательному приему прибегают постоянно, всякий раз заставляя ребенка испытывать чувство вины, когда он делает что-то «неправильно», повзрослев, он всегда будет ставить на первое место интересы других людей, стремясь удовлетворить их прежде своих собственных. «Человек будет делать все, что угодно, чтобы избежать этого чувства вины, – продолжает Мария. – Достаточно на него косо посмотреть и нахмурить брови, как он уже готов исправиться. Он оказывается игрушкой в руках других людей».

Еще статьи:  Как строить отношения с мужем?

Такие люди становятся безотказными и почти не способны сказать «нет» другому человеку. В основе этой безотказности страх потерять расположение просящего: «если я не выполню его просьбу, я перестану ему нравиться». В результате человек оказывается так озабочен тем, чтобы нравиться окружающим, что не способен по-настоящему наслаждаться собственной жизнью, ведь большую часть времени он сосредоточен на стремлении угождать другим, поскольку одобрение, которое человек получает от окружающих, он использует как средство самоутверждения. Другими словами, его самоидентификация и самооценка сильно зависят от одобрения других людей. Без него человек чувствует себя неполноценным и отвергнутым.

Причина – в родителях

По мнению психологов, основных причин использования подобных методов воспитания две. Первая кроется в «семейном наследии» родителей. «Это модель поведения, которая транслируется неосознанно. Родителей так воспитали и они так воспитывают, не задумываясь о своих действиях. В принципе, они все делают правильно – нужно же ребенка учить моральным принципам, вот они и учат», – говорит Андреева.

Вторая причина, с точки зрения Елены Поярковой, в отсутствии энергии у родителей. «Как правило, такие ситуации возникают, когда у мамы нет сил быть терпеливой и использовать какие-то другие методы воспитания, – поясняет Елена. – В результате, она либо обвиняет ребенка и тем самым ударяет его психологически, либо бьет его по попе. Разницы нет – это агрессивная реакция. Это значит, что мама не справляется без агрессии, отличие только в выходе этой агрессии. Либо делом, либо словом. Ребенку становится больно в любом случае».

Так или иначе, систематические обвинения в адрес ребенка – в сущности ни что иное, как перекладывания ответственности. Например, ваза, разбитая малышом, – сфера ответственности родителей, вовремя не позаботившихся о том, чтобы убрать бьющийся предмет подальше от ребенка, не научившего пока соизмерять и контролировать свои действия. Конечно, вазу жалко, и проще всего выместить досаду на ребенке, «объяснив» ему попутно, что впредь он должен быть аккуратнее. Однако единственный результат подобной воспитательной меры – чувство вины у ребенка там, где его быть не должно.

Более радикальный вариант перекладывания ответственности, приводящий к тяжелому хроническому чувству вины, – это взваленная на ребенка ответственность за судьбу родителей.

«Когда родители объясняют ребенку, что он глубоко неправ, используя реплики вроде «ты посмотри, до чего ты довел мать», «я целый день убирала квартиру, а ты тут такое устроил», «я на тебя всю жизнь положила», «мама так много работает, чтобы у тебя все это было», у ребенка формируется чувство бесконечного долга, который не сможет оплатить никогда. Соответственно, как только он делает что-то не так, он испытывает мучительное чувство вины, потому что «вредит» и без того замученной маме», – поясняет Андреева.

Подспудный мотив такого взаимодействия с детьми, по словам Марии, заключается в намерении воспитать для себя безотказного помощника – ребенка, готового ради нужд и капризов родителей в любой момент бросить все свои дела и примчаться на край света. «Это обеспечение себе заботы, компенсация недостатка компетенции в собственной опоре, – говорит Мария. – Когда на ребенка по сути перекладывают ответственность за то, как сложилась судьба родителей, он начинает ощущать, что должен сделать родителей счастливыми, поскольку виноват в их несчастьях. Ну а родители будут всю жизнь жаловаться: ведь пока они чем-то недовольны, ребенок вокруг них пляшет. Таким образом недовольство становится способом управления».

«Обвиняя ребенка в собственных проблемах, родители воспитывают эмоциональную созависимость: «Я чувствую то-то, потому что ты мне сделал то-то», – объясняет Пояркова. – Ребенок неспособен сказать матери «если ты обиделась, это не значит, что я тебя обижаю», это взрослая рефлексия. В результате, мы имеем на выходе в лучшем случае невротика. Бывают печальные истории, когда с мамой что-то случается. Если ребенок с младенчества знал, что он виноват во всем, что происходит с мамой, а мама погибает или тяжело заболевает, то чувство вины становится глобальным, уничтожает человека психически. Дети и так склонны испытывать чувство вины, но если оно всегда подкреплялось, то налицо очень тяжелая эмоциональная травма».

В целом, повзрослев, такие люди часто испытывают ощущение, что все плохое в жизни так или иначе случилось из-за них. Даже если человек ничего не сделал, он будет испытывать вину за собственное бездействие.

Людям с комплексом вины очень трудно реализовывать свои проекты и желания. Они очень пассивны, им невероятно страшно браться за новые начинания, и любой призрак возможной ошибки парализует их. Таких людей не покидает ощущение, что они все делают неправильно, а удачный опыт воспринимается как ничего не доказывающая случайность.

Что делатьПризнаки формирования комплекса вины можно увидеть в ребенке достаточно рано. Среди них робость, нерешительность, а также испуганный вид и ступор, возникающие всякий раз, когда ребенок что-то роняет или разбивает, и степень испуга при этом явно больше, чем того заслуживает ситуация. Вопросы беспокойства и тревоги тоже свидетельствут о токсическом чувстве вины у ребенка. Если он постоянно спрашивает, что с ним случится, если он будет плохо себя вести, не отдадут ли его в детский дом, значит где-то родители транслировали ребенку, что он плохой. Даже невинный на первый взгляд вопрос «Мамочка, а ты меня любишь?» должен насторожить родителей.  «Глобально в ребенке можно воспитать ощущение, что он виноват в том, что родился, что он существует, говорит Андреева, – это самое страшное, что только можно себе представить».

Общие советы по исправлению ситуации, по словам Марии, дать очень сложно, каждый случай требует индивидуальной коррекции. Однако всем родителям без исключения нужно обращать внимание на трансакции, в которых ребенку дается послание «из-за тебя» – и стараться их избегать.

Говоря о чувстве вины у детей, нельзя не упомянуть о том, что комплекс вины может сформироваться и самопроизвольно, без прямого влияния родителей. Происходит это вследствие естественной склонности детей к эгоцентризму.

Любой ребенок растет с ощущением, что он центр вселенной, и мир строится вокруг него. И если в семье случается что-то, что его не устраивает, он может начать ощущать, что это происходит из-за него, даже когда ситуация от него никак не зависит. Классический пример – чувство вины у детей при разводе родителей, когда ребенок начинает думать, что если бы он вел себя лучше, родители не разошлись бы.

Еще статьи:  Скучает ли он

Чтобы избежать подобных последствий, в любых жизненных ситуациях, не зависящих от ребенка, но травматичных для него – будь то развод, смерть близких родственников или более мелкие несчастья – необходимо объяснять ребенку, почему это произошло. «Дети испытывают чувство вины из-за недостатка информации, – объясняет Андреева. – Ребенок не знает, почему произошло то или иное событие, и начинает придумывать сам. А все, что он может придумать – это то, что он виноват».

Ну и конечно, родители ни в коем случае не должны ссориться из-за ребенка в его присутствии. Все споры по поводу воспитания и развития должны вестись тогда, когда у детей нет ни малейшего шанса стать свидетелями родительских разногласий.

Краткое содержание: Чувство вины у ребенка и его последствия. От вины к ответственности. Как воспитывать ответственность у ребенка. Развиваем самоконтроль. Советы родителям по воспитанию ответственности у детей.

Малышу от 3 до 5-6 лет взрослые люди представляются всемогущими, всезнающими существами – ну просто волшебниками. И ребёнок готов выпрыгнуть из собственной шкурки, только чтобы дотянуться до них (то есть до родителей) и стать таким же всемогущим и независимым. (Обращали внимание: играете в шашки, мяч и т. п., ребёнок проиграл – он не хочет быть проигравшим! – это отзвук того самого желания: дотянуться до взрослого, стать как взрослый, быть с ним на равных.)

Инициативный ребёнок строит планы, ставит цели и упорно стремится их достичь. И тут же обнаруживает, что на многие его желания наложено “социальное табу”. Нельзя, например, жениться на собственной маме, нельзя визжать и резвиться, когда едешь в троллейбусе. Ребёнок знает, что многое из того, что ему хочется, родители не одобрят. Он готов идти наперекор, однако только начинающие формироваться в этом возрасте самонаблюдение и самоконтроль теперь уже заставляют его сдерживаться.

Но (вот беда!) в глубине души желания остаются! И этот разлад “знаю, что плохо, но всё равно хочу” заставляет ребёнка чувствовать себя виноватым.

“Что за глупости, – скажете вы, – иметь желание и осуществить желание – совсем не одно и то же”. Да, это действительно так, но только с нашей взрослой точки зрения. Но у детей своя логика, во многом отличающаяся от нашей. Для них “почувствовать” и “сделать” очень тесно слиты, это почти одно и то же.

Кроме того, пока дети часто не в силах удержаться от того, что им хочется. И – нарушают наши запреты. Если родители стыдят ребёнка за проказы, он опять-таки чувствует себя виноватым. А если отчитывают и стыдят очень часто, то чувство вины прочно поселяется в его душе.

Многие наши взрослые комплексы и странности – оттуда.

Чувство вины и его последствия

Больше всего на свете Нина любила пельмени. Но не всякие, а те, что лепила её мама. Мама была коренной сибирячкой, и пельмени её были просто потрясающие. Сам процесс изготовления Нина тоже любила – причём сразу за две вещи: за то, что надо стаканом вырезать из огромной лепёшки тесто и класть на кругляшок десертной ложечкой фарш, и за то, что это было весёлое, долгое и вкусное дело. И мама была весёлая и румяная и немного испачканная мукой, и папа и Нина помогали и пачкались, и потихоньку откусывали тесто, и все смеялись и говорили ей: “Потерпи!” Пельмени делались долго – весь день, и только по особым случаям. Сегодня был как раз такой: день шахтёра. И папины друзья-шахтёры и их шахтёрские жёны должны были прийти на пельмени.

Вечером ко встрече гостей всё было готово: стол накрыт, тарелочки-чашечки выставлены, а знаменитые пельмени порция за порцией плюхались в большую кастрюлю. Потом мама их вылавливала огромной ложкой, укладывала в огромное блюдо и, закрыв крышкой, укутала – чтоб не остыли. Потом мама с папой ушли встречать гостей, а Нина осталась на кухне – поближе к пельменям. Она водила носом, унюхивая любимый аромат, смотрела в щёлочку (где же гости, а вдруг пельмени остынут?) и ждала. Она сидела и терпеливо ждала, а гости всё не шли, и хорошо было слышно, как на улице, под окном, о чём-то весело шептались мама и папа.

Нина развернула закрутку – просто так – и стала нюхать дальше. Потом она сдвинула крышку – чуть-чуть, потом приподняла, посидела, подумала и съела один пельмень. Она, конечно, знала, что есть одной некулътурно… но… в общем, потом она съела другой, третий… потом (ведь самое вкусное у пельменей – в серединке!) стала их раздевать. Осторожно, как ловец жемчуга морскую раковину, вскрывала и, выудив начинку, долго дула, потом проглатывала, а мучные створки осторожно отправляла назад – в миску. Потом к Ниночке подошёл кот – общественный, дворовый. Нина подумала, что это гость, а гостей надо угощать. Так они сидели и угощались, пока не кончились все целые пельмени. Нина очень аккуратно прикрыла миску, и тут как раз вернулись родители с шумной ватагой гостей.

“Ни за что не уйду с кухни”, – подумала Нина и вжалась в табурет.

Было слышно, как, весело гомоня, гости рассаживаются за столом. Пришла мама, подхватила пельменное блюдо: “Ниночка, а ты что к нам не идёшь?” – спросила она и ушла в зал. Там ещё громче загомонили, захлопали в ладоши: “О, пельмени! пельмени!” Улыбающаяся мама сняла крышку и… подхватив чью-то тарелку, положила в неё первую “кожуру”. “Что это?” – спросила она тихо.

Потом вдруг стало тихо… Потом к столу подозвали Нину…

Дальнейшее она помнила смутно. Говорят, что гости умирали со смеху, а папа грозил ей пальцем, а мама краснела и молчала, а Нина, посмотрев на неё, собралась зареветь, но почему-то не заревела.

В общем, она кивала головой и обещала больше никогда-никогда…

И знаете, что интересно: слово своё сдержала.

С тех пор прошло почти что полвека. Но я до сих пор не прикасаюсь к пельменям: я их терпеть не могу.

Кто виноват? Родители? Пожалуй, никто не виноват. Просто случилась ошибка, которую (по незнанию) не исправили вовремя, вот и остался след, как рубец. Не подумали, не додумали – и спровоцировали ребёнка на мелкое хулиганство. Маленькие дети слабо себя контролируют, и “хочу” частенько перевешивает моральные нормы. Не надо было оставлять полную тарелку на виду, под носом у детки. Как не надо оставлять на виду деньги, спички, острые и бьющиеся предметы, ценные безделушки и другие соблазны, особенно когда в гости к вашему ребёнку приходят друзья. И не потому, что они плохие, а потому, что они ещё маленькие.

Что делать ребёнку, который не удержался в рамках приличия (которые вы ему поставили) и теперь чувствует себя виноватым? Конечно же, постараться избавиться от вины. Вина – разрушительная эмоция, и дети, инстинктивно чувствуя это, стараются избавиться от неё. И способы у них есть весьма несимпатичные.

Еще статьи:  Каких женщин хотят мужчины в постели?

1 способ. Раскаяние. Слёзы, раскаяние помогают не всегда.

2 способ. Самонаказание. “Виноватость” настолько дискомфортна, что ребёнок ищет, как бы себя наказать и тем искупить вину. Он буквально нарывается на неприятности. Может упасть, сильно удариться, подраться. Он вызывающе ведёт себя, делает всё наперекор. Он провоцирует родителей на то, чтоб его наказали. Словно он сказал себе: “А, я плохой? Раз вы так считаете, то и буду плохим. Вот накажете – тогда посмотрим”.

Дети, чувствующие себя виноватыми, ведут себя хуже, чем обычно.

3 способ. Переадресовка. В своих ошибках ребёнок начинает обвинять не себя, а другого. И делает это совершенно искренне, потому что сам в это верит!

“Я не мог в саду уснуть. Мне мальчики мешали. Они болтали между собой и между мной!” – заявил Лёня, когда воспитательница пожаловалась на его хулиганское поведение во время тихого часа.

Вот почему дети так часто оправдываются и доказывают “я не виноват, она сама…”. И это не повод их обвинять, это повод задуматься их родителям.

Если сейчас ребёнок часто оказывается “в виноватых”, то со временем “виноватость” укореняется. Он привыкает обвинять – себя, других людей или обстоятельства. Он теряет уверенность в себе и превращается в безынициативного человека. При этом (внешне) он может казаться буйным, деятельным и шумным, но, сталкиваясь с трудностями, не рискнёт, не шагнёт, а затаится или отступит: “как бы чего не вышло….”. Безынициативный человек мало чего добивается в жизни, зато привыкает все свои силы направлять на поиски виноватого.

Что делать, если “пельмени все-таки украли”:

– Не стыдить, вызывая чувство вины.
– Чётко и внятно сказать ребёнку, что он сделал не так и чем вы недовольны.
– Всегда дайте возможность исправить дурной поступок!
– Показать и подсказать, как это можно сделать.
– Впредь не провоцировать ребёнка, помня о его возрастных особенностях (не надо приглашать ватагу малышей в комнату с дорогим сервизом или оставлять доступ к маминой косметике).
– Проверить (проанализировать) свои действия. А не слишком ли вы много запрещаете? А не лишаете ли вы малыша инициативы?
– Помнить, что дети не могут сидеть на месте и скучать.

Дайте занятие, подскажите идею, организуйте… в общем, займите делом. (Между прочим, главное дело детей дошкольного возраста – играть, так они осваивают мир и осваиваются в нём сами. Создайте условия и играйте с ними.)

От вины к ответственности

Вот так незаметно мы с вами подошли к важному понятию: ответственность.

Когда ваше маленькое чудо пойдёт в школу, это слово – ответственность – вы будете слышать чуть ли не на каждом родительском собрании и непременно проникнетесь всей важностью его хотя бы потому, что быстренько поймёте: иметь в семье безответственного ученика – сплошной “караул!”.

Теперь же, когда он ещё дошколёнок и когда у него появилось два полезных “само” – самонаблюдение и самоконтроль, – самое время приступить к формированию у него чувства ответственности. Вы скажете, что уже приступили. Малыш сам убирает игрушки на место, не лазит по грязным лужам, а когда собирается спать, кладёт одежду на стульчик. Прекрасно. Но это не ответственность, это – аккуратность.

Вы скажете, что он не вопит в общественном транспорте, слушается, когда ему говоришь “нельзя”, умеет прислушиваться к вашим советам и не закатывает истерик у прилавка с игрушками. Но это ещё не ответственность, это – послушание.

Вы скажете, что малыш старательно и трудолюбиво рисует и лепит и его натюрморт на выставке занял первое место. Малышка же не менее старательно делает “па” и волнуется перед концертом. Но и это ещё не ответственность. Это – свобода творчества.

Мы часто путаем ответственность с послушанием, аккуратностью и успехами своего ребёнка на общественном поприще. Но ответственность – это нечто другое.

Ответственность – это искреннее и добровольное признание необходимости заботиться о себе и о других.

Детская ответственность начинается с нашей безусловной любви. Проявляя заботу о малыше и делая это именно так, как нужно ему (без переборов и недоборов), мы показываем юной личности её неповторимость, уникальность, самоценность. Только испытавший это человек сможет потом по-настоящему бережно относиться к другим людям. Чтобы признать ценность других людей и жизни вообще, человек сначала должен почувствовать ценность самого себя.

Отсюда начинается забота, милосердие, чувство долга, желание и умение сотрудничать, беря на себя обязательства и выполняя их.

Да, всё начинается с мелочей. И не общипывать букет из маминой вазы, и тихие игры, когда дедушка прилёг отдохнуть, и игрушки, убранные в ящик, конечно, всё это важно. Но… но главное – те побуждения, которые заставляют ребёнка так поступать. Представьте: ваш ребёнок, удобно расположившись на сиденье автобуса, размахивает ногами. “Не болтай ногами, это некрасиво” или “”Не болтай ногами, ты можешь испачкать пассажиров”, – как скажете вы? Можно сказать ребёнку: “Не ломай ветку, поцарапаешься”, а можно сказать: “Не ломай ветку, она живая”. Чувствуете разницу? По этой короткой реплике видны приоритеты родителя: обеспечить сиюминутное удобство, правильность, безопасность или дать малышу целостное представление о живой природе.

Что необходимо делать, чтобы юный человек стал ответственным человеком?

Вот как воспитывать ответственность:

1. Ребёнок должен ощущать себя равноправным членом семьи. Должен знать, что окружающие нуждаются в нём. Поначалу это проявляется в том, что его не отстраняют от взрослых занятий. “Помоги мне накрыть стол к чаю”, “Как ты думаешь, какие тарелочки лучше поставить?”, “Эту обувь мы помоем вместе…” Посильное дело для малыша всегда найдётся.

2. Не надо торопить, позвольте ребёнку выполнить ответственное задание в удобном для него темпе. А если у него не получается как нужно, ваша задача – убедить, что он растёт, учится, каждый день у него прибавляется и опыта, и умения. (Но в первую очередь помните об этом сами!)

3. Вместо того чтобы делать замечания и ругать за плохо выполненную работу (или за некорректный поступок), сделайте так, чтоб ребёнок на собственном опыте узнал, к каким результатам ведёт безответственность. Не купил хлеба – пусть все ужинают без хлеба; не поставил у батареи сапожки – они остались мокрые и мы не пойдём гулять.

4. Но поручайте ему посильное дело, чтобы он понимал: если не выполнит, подведёт и себя, и других. Не надо, жалея ребёнка, брать всю ответственность на себя.

5. Поначалу дети легко забывают о том, что им поручили. Придумайте какие-либо сигналы-“напоминалки”. Например, звонок будильника или картинка (в тему) на двери, намекающая, что надо покормить рыбок в аквариуме.

6. Родители часто не подозревают, что дети способны и на большее. Если вы никогда не советуетесь с ребёнком и раз за разом поручаете ему слишком простенькие и однообразные занятия, он может посчитать (и посчитает), что ему не доверяют, он слишком маленький…

Еще статьи:  Женщина водолей мужчина дева

7. Когда ребёнок не справился с работой или повёл себя безответственно, постарайтесь понять его и показать, как надо делать. Покажите, что вы тоже заинтересованы в том, чтобы у него всё получалось как надо, что вы понимаете его, верите в его силы.

8. Постарайтесь сделать так, чтобы у ребёнка забота о других (и забота о себе тоже) связывалась с положительными эмоциями.

Мы часто критикуем за ошибки, а к тому, что человек делает хорошо, быстро привыкаем и считаем за норму. Рисунок, который малыш принёс из детсада вам в подарок, можно красиво оформить и повесить на стене, за вечерним чаем можно отметить, как бережно он сегодня обращался с младшей сестрёнкой, как старательно укачивал её в колясочке. Так называемая обратная связь – это очень важно для малыша!

Трудно вырабатывать ответственность у ребёнка, если:

– Если вы постоянно требуете больше того, что ребёнок способен сделать, – это убивает чувство ответственности буквально на корню. Так, малыш пока не способен долго заниматься одним и тем же. Можно разнообразить ту работу, которую вы поручаете ему, или, поблагодарив, отпустить играть. Вы можете поручить навести порядок в своём уголке (или своей комнате), но учитывайте, что “порядок” в понятии взрослого – это одно, а у детей – совсем иное. Куча игрушек за дверью и более-менее чистая середина комнаты – это тоже порядок. Так что не судите со своей колокольни.

– Если вы не проверяете, не контролируете. Сам себя контролировать он пока не может.

– Если забываете поощрять (благодарить, награждать, отмечать, хвалить).

– Если никогда не советуетесь с ребёнком. Не надо думать, что “он такое насоветует!”.

Изначально дети хотят быть хорошими и очень гордятся, когда им доверяют и спрашивают их мнения.

Давайте помнить, что, даже если родители не задумываются о своих приоритетах, они бессознательно передают их детям своими словами и действиями. Как все настоящее, настоящая ответственность не насаждается извне, с помощью угроз и наград, она бережно взращивается, она идет изнутри, от сердца маленького человека. И подкрепляется нашим ежедневным примером.

Авторы: Заряна и Нина Некрасовы

Другие публикации по теме данной статьи:

   – Чувство вины в жизни родителей и детей

   – Воспитание ответственности и самостоятельности

   – Самостоятельность

   – О нерешительных детях, которые боятся допустить ошибку

   – Почему дети воруют?

   – Случаи воровства

   – Воровство в дошкольном возрасте

Видео – Букварь на YouTube

Поделки из овощей и фруктов

Осенние поделки для детей

5 299

Можем ли мы сделать так, чтобы наши дети не испытывали чувства вины? А нужно ли это? Ответ: «Да… и нет». Да, потому что ощущение своей вины не способствует развитию. Оно сильно и надолго портит мнение ребенка о самом себе и делает его несчастным. Нет, потому что осознание ошибки необходимо для психологического становления ребенка и для того, чтобы он мог жить в обществе. Как сделать так, чтобы он осознавал свою неправоту, но не испытывал вины? Клод Альмос дает несколько простых советов.

чувство вины у ребенка

Высказывайте обоснованные замечания

«Необходимо, чтобы родитель был уверен в правомерности своей просьбы. Если вы не уверены, что правы, сами сомневаетесь в том, что говорите, у ребенка нет причин вас слушаться. Обоснованное замечание – то, которое следует не из простого желания взрослого, а вытекает из общего правила: нельзя драться, нельзя воровать, нужно предупреждать, если вернешься поздно… Эти правила необходимы – для того чтобы ребенок ощутил свое единство с окружающими людьми. Они позволяют ему перерасти животное состояние, стать более цивилизованным и спокойно жить в обществе. Задача родителей – привить эти правила, а детей – их усвоить. Правомерна та просьба, которую высказал бы в этой ситуации любой взрослый. Так что либо ребенок подчиняется правилу и все хорошо, либо нет – и тогда он будет наказан. Точно так же водителю, проехавшему на красный свет, должен быть выписан штраф. Он платит за то, что сделал. В таком контексте нет места чувству вины. Очень важно объяснить ребенку, что правила существуют не только для него, но и для всех остальных, взрослых и детей, по всему миру, потому что без правил жизнь в обществе была бы невозможна».

Избегайте эмоционального шантажа

«Чувство вины возникает тогда, когда взрослый объясняет свою просьбу не общими правилами, а, например, своими эмоциями. Когда он говорит: «Сделай это…

– чтобы сделать приятное мне», – он подразумевает: «Если ты этого не сделаешь, я буду несчастен».

– ты ведь добрый мальчик /добрая девочка!», – он имеет в виду: «Если ты этого не сделаешь, ты будешь злым/злой».

– потому что это хорошо/плохо» – эти нравственные понятия, если их никак не объяснили, неоднозначны и могут вести к непониманию: «Мама говорит, что воровать плохо, а бабушка говорит, что просить подружку снять трусы плохо. Это одинаково плохо или нет?» Все эти аргументы без объяснения могут стать основой для невротического чувства вины: у ребенка появляется смутное убеждение, что он сам плохой… И наконец, когда вы в чем-то упрекаете ребенка, очень важно разделить поступок и человека. Ругают ребенка, который украл, потому что воровать – это плохо, но нельзя говорить ребенку, что он вор. Наказывают проступок, а не человека».

чувство вины у ребенка

… с другой стороны, чувство вины в случае совершения проступка необходимо для формирования личности Объясняйте свои просьбы

«Вы должны вразумительно и логично объяснить ребенку, почему следует вести себя тем или иным образом. Например, придерживать дверь перед пожилым человеком нужно не потому, что ему это будет приятно, не потому, что это мило или хорошо, а потому что, если дверь ударит его по лицу, ему будет больно. Или потому, что у него не хватит сил держать одновременно дверь и свою палочку, и он может упасть… Даже самых строптивых детей простое объяснение смысла просьбы может успокоить. Нельзя быть виноватым в нарушении правила, которого человек не знал. Зато, как только он его узнал и нарушил еще раз, он уже виновен. И тогда его следует наказать».

Позвольте мыслить свободно

«Можно быть виноватым в своих поступках, но никогда – в своих желаниях или мыслях. Очень важно, чтобы ребенок ясно понял: у него могут возникать самые ужасные мысли. Этого не надо бояться или стесняться. Прийти в голову может все что угодно, тут мы не властны над собой. Это не «плохо», а, напротив, абсолютно естественно и случается с каждым. Но тем не менее от мыслей к действиям он переходить не может, потому что в человеческом обществе можно думать что угодно, можно говорить очень многое, но вот делать можно далеко не все»

Автор статьи:
Обо мнеОбратная связь
Оценка 3.8 проголосовавших: 29
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here