Социальная адаптация подростков

Полное собрание материалов по теме: социальная адаптация подростков от специалистов своего дела.

Псковский государственный университет

Девиантные дети и способы их адаптации к изменяющимся условиям в социуме.

Псков 2013

Введение

1.1 Социальная адаптация подростка в условиях школьного социума.

1.1.1 Механизмы социализации подростка в педагогическом процессе школы.

1.1.2 Критерии успешности социализации.

1.1.3 Условия, нарушающие процесс социализации.

1.1.4 Стили педагогического руководства в процессе социализации подростков.

1.1.5 Виды, формы негативного поведения подростков, формирующиеся под влиянием отрицательных условий.

1.2 Социальная адаптация подростков в условиях семейного воспитания.

1.2.1 Виды, формы негативного поведения подростков, формирующиеся под влиянием отрицательных условий.

1.2.2 Динамика развития семьи, основные тенденции.

Глава 2. Влияние адаптации на процесс социализации подростков.

2.1 Понятие личности, ее развитие.

2.2 Влияние самооценки и состояния тревожности на социальную адаптацию подростков.

2.3 Результаты исследования сформированности социальной адаптации подростков.

Заключение.

Литература.

Приложение.

Введение

За последнее десятилетие в нашей стране возникло немало серьезных проблем, которые остаются до сих пор нерешенными. На сегодняшний день вопросы развития способностей, правосознания и активности подростков требуют своего разрешения. От того, насколько эффективно будут выполняться эти задачи, зависит будущее подрастающего поколения.

На пути решения этих задач встает несколько проблем: во-первых, сократилось количество социальных институтов, занимающихся социализацией детей и подростков; основная нагрузка по воспитанию ребенка легла на семью и школу. Во-вторых: в обществе сложилась такая социально – экономическая ситуация, которая еще больше осложнила процесс выполнения задач по социализации детей и подростков. С каждым годом возрастает уровень детской и подростковой преступности, которая свидетельствует о неблагополучии общества.

В связи с этим актуальность выбранной нами темы является несомненной для педагогов, психологов, родителей. Поэтому в первой главе пойдет речь об условиях и факторах, которые существуют объективно и способствуют возникновению нарушений в процессе социализации подростков. Исходя из этого, мы анализируем сложившуюся социальную ситуацию и то, как она отражается на жизнедеятельности той среды, в условиях которой непосредственно и развивается ребенок, а именно: на жизнедеятельности школы и семьи. Провести анализ семейных ситуаций, которые приводят к разрушительным результатам для личности подростка, выяснить, можно ли прогнозировать и предупреждать отрицательные проявление в поведении ребенка – задачи этого исследования.

Во второй главе мы рассматриваем школу и семью как главный и необходимый фактор для развития ребенка в его социализации. Особое внимание мы уделили здесь функциональной стороне социализации, протекающей в школе и семье, а именно, выделили механизмы влияния педагогов и родителей на подростков. Определили критерии успешной социализации и коротко остановились на тех видах и формах отклоняющегося поведения, которые могут быть сформированы под влиянием неблагоприятных семейных и школьных факторов. Также мы сделали акцент на тех личностных особенностях детей, которые выступают в качестве основы для возникновения отклонений в поведении и нарушений процесса социализации. В практической части работы нами исследованы такие личностные особенности подростков, как характерный для них уровень личностной тревожности, уровень самооценки и уровень личностной предрасположенности к конфликтному поведению.

В своем исследовании мы опирались на имеющиеся в психологической, социологической и педагогической литературе статистические данные, а также на работы отечественных и зарубежных психологов и педагогов, касающихся вопросов социализации ребенка в школе и семье.

Цель исследования:

Исследование особенностей социальной адаптации современного подростка.

Задачи исследования:

1. Изучить проблему в социологической и психолого-педагогической литературе.

2. Изучить особенности школы и семьи как первой социализирующей системы.

3. Изучить факторы риска и благополучия в процессе социальной адаптации подростка.

4. Выявить изменения личности подростка в результате нарушения процесса социальной адаптации, исследовать соотношение уровня личностной тревожности и самооценки у подростков.

5. Разработать методы и приемы повышения уровня социальной адаптации современного подростка в школе и семье.

Объект исследования.

Учащиеся 8 класса

Предмет исследования.

Психологические особенности подростков, формирующиеся в результате нарушенного процесса социальной адаптации в школе и семье.

Гипотеза.

Мы предполагаем, что изучение состояния тревожности и самооценки современных подростков и их учет в педагогическом процессе и семейном воспитании способствует благоприятной социальной адаптации подростков.

Методы исследования.

Беседа, психологический тест Спилберга, адаптированный Ханиным, личностная шкала проявлений тревоги Тейлора, адаптированная Немчиным, предрасположенности к конфликтному поведению по тесту К. Томаса и шкала самооценки Дембо – Рубинштейна, воспитательные ситуации, изучение опытной работы школы и ряда семей подростков, наблюдение, анкетирование.

Новизна результатов исследования.

При рассмотрении полученных результатов экспериментального исследования можно сделать вывод: в большинстве случаев для подростков с отклоняющимся поведением характерно сочетание высокого или среднего уровня личностной тревожности с неадекватной самооценкой. Для подростков с отклоняющимся поведением докриминального уровня не свойственно, как для подростков правонарушителей, сочетание низкой самооценки с высоким уровнем личностной тревожности.

Практическая значимость:

Работа по преодолению тревожности и повышению самооценки может осуществляться на трех взаимосвязанных и взаимовлияющих уровнях:

1) обучение школьника приемам и методам овладения своим волнением, повышенной тревожностью;

2) расширение функциональных и операционных возможностей школьника, формирование у него необходимых навыков, умений, знаний и т.п., ведущих к повышению результативности деятельности, созданию « запаса прочности»;

3) перестройка особенностей личности школьника, прежде всего его самооценки и мотивации. Одновременно необходимо проводить работу с семьей школьника и его учителями с тем, чтобы они могли выполнять свою часть коррекции.

Теоретическая значимость:

Сочетание высокого уровня личностной тревожности с низкой самооценкой является характерным для подростков-правонарушителей. По сравнению со своими сверстниками, опрошенные нами подростки имеют более неблагоприятный прогноз на будущее. Можно предположить, что они более склонны к совершению в будущем серьезных правонарушений, если с ними не будет проведена соответствующая коррекционная работа.

Что касается подростков, у которых высокий уровень личностной тревожности коррелирует с высокой самооценкой, то возможно, что они с помощью девиантного поведения повысили ранее низкую самооценку и таким образом компенсировали неудовлетворительную потребность в самоуважении. Механизм повышения низкой самооценки за счет девиантного поведения был исследован в работе Валицкас Г.К.(11).

У каждого человека существует свой оптимальный, или желательный, уровень тревожности это так называемая полезная тревожность. Оценка, человеком своего состояния, в этом отношении является для него существенным компонентом самоконтроля и самовоспитания.

Этапы исследования.

На первом (предварительном) этапе – в ходе беседы с классными руководителями были отобраны подростки, в поведении которых отмечались регулярные нарушения норм и правил поведения как в школе, так и за ее пределами. Отбирались только подростки с негативно окрашенным отклонениями. В результате этого собеседования были отобраны подростки в количестве 37 человек. Все они совершали проступки только на докриминальном уровне и ни один из них не состоял и не состоит сейчас на учете в инспекции по делам несовершеннолетних.

На втором этапе – проводилось тестирование сразу по трем методикам, измеряющим уровень личностной и реактивной тревожности. Цель этих тестов состояла в определении уровня тревожности. Тестирование проводилось в группе по 5-8 человек. Для исследования было использовано три теста с целью получения более достоверных результатов.

На третьем этапе проводилась интерпретация полученных результатов по каждому тесту в отдельности, а затем результаты сравнивались и выводились общие данные по уровню личностной тревожности. По окончании этого этапа были получены следующие данные (см. прим. 4 табл. 1 ): всего было опрошено 12человек (100%). Из них высокий уровень личностной тревожности был выявлен у 8 человек (62%); средний уровень личностной тревожности обнаружен у 4 человек (33%); низкий уровень тревожности – у 0 человек (%).

На четвертом этапе исследовалась самооценка только у тех подростков, которые обладают высоким уровнем личностной тревожности. Самооценка выявлялась с помощью проективной методики Домбо-Рубинштейн. Этой методике было отдано предпочтение по причине того, что она, являясь невербальной, дает возможность получить достоверные данные.

На пятом этапе по обработки данных по самооценке были получены следующие результаты: из 5 человек с высоким уровнем личностной тревожности – 3 человек с низкой самооценкой, 2 человек с высокой самооценкой и 1 человек с адекватной самооценкой. Для всех подростков с неадекватной самооценкой свойственно ее конфликтное строение.

Структурно дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения, приложения с практическими рекомендациями и списка литературы.

© КОЛЛЕКТИВ АВТОРОВ, 2015 УДК 613.956:159.922.8

Эверт Л.С.1’3, Потупчик Т.В.2, Зайцева О.И.1, Паничева Е.С.2, Соловьева А.А.2, Гришкевич Н.Ю.2, Бахшиева С.А.2

социально-психологическая адаптация подростков в современной

образовательной среде

‘ФГБНУ НИИ медицинских проблем Севера, 660022, г Красноярск, ул. Партизана Железняка, д. 3 г; 2ГБОУ ВПО «Красноярский государственный медицинский университет им. проф. В.Ф. Войно-Ясенецкого» Минздрава России, 660022, г. Красноярск, ул. Партизана Железняка, д. 1; 3ФГБОУ ВПО «Хакасский государственный университет им. Н.Ф. Катанова» Министерства образования и науки РФ, Медико-психолого-социальный институт, 655017, г. Абакан, ул. Хакасская, д. 68

Представлены сравнительные данные оценки социально-психологической адаптации (СПА), панических расстройств, тревоги и депрессии у 60 студентов колледжа 17-20 лет и 60 подростков общеобразовательной школы 12-16 лет к условиям современной образовательной среды. Установлено, что более выраженные нарушения адаптации характерны для подростков: в их структуре преобладают снижение активности, приятия себя, недостаточные проявления эмпатии, низкий уровень эмоционального комфорта, внутреннего и внешнего контроля, У студентов преобладали проявления дезадаптивности, неприятие других, эмоциональный дискомфорт. Панические расстройства у студентов регистрировались в 2 раза чаще, чем у подростков, а их эмоциональный статус характеризовался проявлениями субклинически выраженной тревоги и депрессии. Обсуждаются условия проектирования эффективных социальных и образовательных программ, выстраивания системы психолого-медико-социального сопровождения учебного процесса и организации оптимальных образовательных условий для подростков.

Ключевые слова: социально-психологическая адаптация; тревога; депрессия; панические атаки; подростки; студенты.

Для цитирования: Российский педиатрический журнал. 2015; 18(6): 14-19. Evert L.S.1,3, Potupchik T.V.2, Zaytseva O.I.1, Panicheva E.S.2, Soloveva A.A.2, Grishkevich N.Yu.2, Bakhshieva S.A.2 SOCIALLY-PSYCHOLOGICAL ADAPTATION OF TEENAGERS IN CONTEMPORARY EDUCATIONAL ENVIRONMENT

Scientific research Institute of medical problems of the North, 3, Partizana Zheleznyaka str., Krasnoyarsk, Russian Federation, 660022

2State Medical University of a name of prof. V.F. Voyno-Yasenetsky, 1, Partizana Zheleznyaka str., Krasnoyarsk, Russian Federation, 660022

3N. F. Katanov Khakass State University, Medical and psycho-social institute, 68, Khakasskaya str., Abakan, Russian Federation, 655017

There are presented comparative data of the assessment of the socio-psychological adaptation (SPA), panic disorders (PR), anxiety and depression in 60 college students aged of 17-20 years and 60 adolescents of 12-16 years of the secondary school. It was found that the more severe disorders of adaptation were established to be typicalfor teenagers: in their structure there were dominated the decline in activity, self acceptance, insufficient manifestations of empathy, low level of emotional comfort, internal and external control. In students manifestations of maladaptiveness, rejection of others, emotional discomfort prevailed. In students panic disorders were recorded twice the rate than in adolescents and their emotional state was characterized by manifestations of subclinical pronounced anxiety and depression. There are considered conditions for the design of effective social and educational programs, construction of a system of psychological, medical and social support for the educational process and the organization of the optimal educational conditions for adolescents.

Key words: social and psychological adaptation; anxiety; depression; panic attacks; teenagers; students.

For citation: Rossiyskiy Pediatricheskiy Zhurnal. 2015; 18(6): 14-19. (In Russ.)

For correspondence: Evert L.S; e-mail: [email protected]

Received 12.10.5

Современное общество заинтересовано в сохранении и улучшении здоровья подрастающего поколения. Поэтому изучение закономерностей адаптации детей в разнообразных социальных условиях приобретает в настоящее время особое значение . В последнее десятилетие много внимания уделяется социально-психологической адаптации подростков . Проблема социально-психологической адаптации является междисциплинарной и рассма-

Для корреспонденции: Эверт Лидия Семеновна, доктор мед. наук, гл. науч. сотр. клинического отд-ния соматического и психического здоровья детей; e-mail: [email protected]

тривается в психологических, философских, педагогических, медицинских, биологических, социальных исследованиях . Современная образовательная среда в качестве основных ценностей транслирует направленность на достижение успеха и соперничество, таким образом, школьники, чьи субъективные ценности лежат в другой плоскости (например, те, кто предпочитает сотрудничество), хуже адаптируются к этой среде. Комфортнее всего дети чувствуют себя в школе, где акцент ставится не на соперничество в области формальных достижений, а на проявления познавательной активности.

Социально-психологическая адаптация (СПА) –

это взаимодействие личности и социальной среды, которое приводит к оптимальному соотношению целей и ценностей личности и группы. В ходе СПА реализуются потребности, интересы и стремления личности, раскрывается и развивается ее индивидуальность, личность входит в новое социальное окружение. Результатом СПА личности является сфор-мированность социальных и профессиональных качеств общения, поведения и деятельности, принятых в обществе. Психологическая структура и причины развития СПА разнообразны. Снижение СПА до уровня дезадаптации часто приводит к невротизации личности и соматическим нарушениям .

Проявлением нарушений СПА являются расстройства эмоционального статуса, панические расстройства, наличие функциональных психосоматических заболеваний и синдромов. В настоящее время изучение психосоматических (в том числе панических) расстройств у учащейся молодежи приобретает особую важность, эти вопросы занимают ведущее место в кругу медико-биологических, социальных и психолого-педагогических исследований . Широко распространенными психическими расстройствами детей, включенными в классификацию ВОЗ, являются эмоциональные расстройства, отклонения в поведении и гиперактивность . В число эмоциональных расстройств входят депрессивные состояния, тревожность, страхи, боли и неприятные ощущения, не имеющие органической причины. Доминирование тревожности как устойчивого образования свидетельствует о нарушениях в личностном развитии, препятствующих нормальной деятельности, общению. В итоге доминирование тревожности может приводить к развитию неврозов, реактивных психозов и психастений .

В современных условиях с повышением учебных нагрузок у подростков и студентов риск дезадаптации увеличивается, поэтому раннее выявление адаптационных нарушений и их коррекция способствуют предотвращению более глубоких расстройств адаптации в виде соматических и нервно-психических нарушений . Исследования факторов тревожности и адаптации логически связаны с анализом поведенческих факторов риска различных значимых отклонений психосоматического здоровья . В связи с этим не вызывает сомнений актуальность изучения психоэмоционального состояния и особенностей социально-психологической адаптации у подростков и студентов в условиях современной образовательной среды.

Материалы и методы

Обследовано 60 студентов-второкурсников одного из колледжей в возрасте 17-20 лет (основная группа) и 60 подростков общеобразовательной школы 12-16 лет (группа сравнения). Для описания основных характеристик социально-психологической адаптации мы использовали определения Б.Д. Карвасарского . Наличие панических расстройств оценивалось по анкете, включающей критерии панических атак -ПА (DSM-IV, 1994, Diagnostic and Statistical Manual

of mental disorders), исследование эмоционального статуса проводилось по «Госпитальной шкале оценки тревоги и депрессии» (HADS) (Zigmond A.S., Snaith R.P., 1983) и шкале Кови (Covi Anxiety Scale), показатели СПА оценивались по опроснику К. Роджерса и Р. Даймонда «Социально-психологическая адаптация» . Все полученные данные обработаны статистически с использованием пакета Statistica 6.0 for Windows. Статистическая значимость различий показателей оценивалась по показателю х2 Пирсона, различия считали значимыми при р < 0,05.

Результаты и обсуждение

При изучении адаптивности как приспособления организма к изменяющимся условиям внешней среды был выявлен средний уровень данного показателя у подавляющего большинства обследованных – у 95% студентов и 78% подростков. Низкой адаптивностью чаще отличались подростки (22%) в сравнении со студентами, где данный показатель составлял 1,7% (р = 0,0007), высокая степень выраженности адап-

Сравнительная оценка показателей социально-психологической адаптации, панических расстройств и эмоционального статуса у детей

Показатель Обследованная группа Р1-2

1-я – студенты (n = 60) 2-я – подростки (n = 60)

Адаптивность:

низкие оценки 1,7 22,0 0,0007

средние оценки 95,0 78,0 > 0,05

высокие оценки 3,3 0 > 0,05

Эмпатия:

низкие оценки 1,7 16,3 0,0057

средние оценки 85,0 79,6 > 0,05

высокие оценки 13,3 4,1 > 0,05

Эмоциональный дискомфорт:

низкие оценки 35,0 69,0 > 0,05

средние оценки 61,7 31,0 0,0023

высокие оценки 3,3 0 > 0,05

Панические расстройства:

постоянное беспокойство 21,7 2,6 0,0087

беспокойство о значимости приступа и его последствий 30,0 7,9 0,0087

существенное изменение поведения 31,7 5,4 0,0093

П р и м е ч а н и е. р – статистическая значимость различий по критерию х2 Пирсона.

тивности регистрировалась у небольшого числа студентов (см. таблицу). Проявления дезадаптивности (неприспособленности психической деятельности к условиям окружающей среды) средней степени выраженности в 2 раза чаще встречались у студентов (68%) по сравнению с подростками (32%; р = 0,0003).

Показатель приятие себя (достоинство) выражает представление о ценности личности и отражает моральное отношение человека к самому себе и общества к этому человеку. Высокая степень выраженности данной характеристики СПА чаще встречалась у подростков, у студентов наблюдалось умеренно выраженное приятие себя. Низкую оценку имели чаще подростки (7,5%) по сравнению со студентами (1,7%). Неприятие себя (перфекционизм) – сверхценное влечение к совершенству. Человек не способен принять себя таким, как он есть, испытывает сильный душевный дискомфорт, страдает от комплексов. Умеренно выраженные проявления неприятия себя наблюдались у 46,7% студентов и 34,1% подростков.

Показатель приятие других (эмпатия) характеризует понимание эмоционального состояния другого человека посредством сопереживания, проникновения в его субъективный мир. Средней выраженностью данного показателя характеризовалось большинство обследованных студентов и подростков (см. таблицу). Наряду с этим недостаточно выраженные проявления эмпатии чаще наблюдались у подростков (16,3%) по сравнению со студентами (1,7%, р = 0,0057). Неприятие других (дискриминация, стигматизация) как осознанное или сложившееся в культуре на уровне обычая ограничение возможностей социальной самореализации в большей степени было характерным для студентов (63,3%), чем для подростков (44,4%).

Большая часть студентов и подростков имели средние оценки показателя эмоционального комфорта как ощущения признания личностной, человеческой ценности и значимости независимо от того, какими качествами обладает человек. Для 18,6% подростков была характерна низкая степень эмоционального комфорта, значительно реже (5%) сниженным уровнем эмоционального комфорта характеризовались студенты (р = 0,0275). Умеренно выраженный эмоциональный дискомфорт (фрустрация) — психическое состояние человека, вызываемое объективно непреодолимыми трудностями, возникающими на пути к решению задачи, в 2 раза чаще испытывали студенты в сравнении с подростками (61,7 и 31%, р = 0,0023). Высокая степень выраженности эмоционального дискомфорта наблюдалась у небольшого числа студентов (3,3%) (см. таблицу).

Показатель внутренний контроль (адекватное самопонимание, осознание, самоконтроль) – понимание самого себя, собственной психической жизни, взаимосвязей и взаимоотношений в самом себе и с самим собой, представления о самом себе за счет интеграции сознанием неосознаваемого ранее материала – имел среднюю оценку у большинства студентов и подростков. Низким уровнем внутреннего контроля чаще отличались подростки, чем студенты (3,3 и 26; р = 0,0006). Внешний контроль (экзистенция) — суще-

ствование человека в мире: человек прозревает свою экзистенцию через борьбу, страдание, смерть. Постигая свою экзистенцию, подросток обретает заботу, любовь, совесть, решимость. Данный показатель чаще имел низкую значимость у подростков (61,5%) по сравнению со студентами (36,7%; р = 0,0153).

В отношении показателя доминирование – главенствующее положение над другими субъектами (господствование, преобладание, командование) -преобладала преимущественно средняя степень выраженности данной характеристики СПА в обеих группах (у 62,5-65% обследованных), низкая оценка показателя отмечалась у 30% студентов и 32,2% подростков, высокий уровень доминирования встречался значительно реже – у 5% студентов и 5,4% подростков. Показатель ведомость – свойство личности, проявляющееся в повышенной восприимчивости к психическому воздействию со стороны другого лица или группы лиц. Умеренная (средняя) выраженность ведомости была характерна для большей части обследованных, несколько чаще для студентов, чем подростков (75 и 59,5% соответственно), низкий уровень ведомости отмечался у 25% студентов и 35,7% подростков, значительно выраженная (высокая) ведомость наблюдалась у 4,8% подростков.

Эскапизм (уход от проблем) – это индивиду-алистическо-примиренческое стремление личности уйти от действительности в мир иллюзий и фантазий. Данный показатель был умеренно выражен у 83,3% студентов и 68,2% подростков, более высокая степень выраженности данного показателя отличала 4,8% подростков. Адаптация, под которой мы понимали приспособление психической деятельности подростков к условиям окружающей среды, характеризовалась высокой оценкой у 55% студентов и 62% подростков. Умеренно сниженными показателями адаптации отличались 45% студентов и 36% подростков. Низкая степень выраженности адаптации наблюдалась только у 2% подростков.

Самопринятие – степень принятия подростком самого себя, удовлетворенность нынешним уровнем индивидуального развития, личностных особенностей. Низкий уровень самопринятия может доходить до очень болезненных состояний, когда человек ненавидит всего себя и хочет коренным образом измениться, такой уровень показателя был зарегистрирован только у одного студента. Умеренная степень выраженности самопринятия была характерна для 10% студентов и 15% подростков. Принятие других отражает уровень дружественности – враждебности к окружающим людям, к миру. Высокие баллы по этой шкале означают принятие людей, одобрение их жизни и отношение к себе в целом, ожидание позитивного отношения к себе окружающих. У большинства обследуемых был выявлен высокий уровень принятия других. Средняя выраженность данной характеристики отмечалась у 38,3% студентов и 30,6% подростков, низкая – у 3,3% студентов и у 6,1% подростков.

Эмоциональная комфортность – состояние уверенности, спокойствия, удобства, когда человек всем доволен, оптимистичен, открыто выражает свои чувства, свободен от страха и тревоги. Поло-

вина студентов и 67,4% подростков оценивали свою эмоциональную комфортность как высокую, средний уровень комфортности имели 40% студентов и 27,9% подростков, низкая оценка эмоциональной комфортности встречалась значительно реже – у 10% студентов и 4,7% подростков. Интернальность – это уровень субъективного контроля. Чем выше интернальность, тем в большей степени человек считает именно себя причиной происходящего с ним. Высокий уровень интернальности чаще отмечался у подростков (76%) в сравнении со студентами (53,3%; р = 0,0139). Средней выраженностью показателя чаще характеризовались студенты (43,3%) в сравнении с подростками (22%; р = 0,0030). Как низкая была оценена интернальность в незначительном проценте случаев в обеих сравниваемых группах. Стремление к доминированию высокой степени отмечалось у 21,7% студентов и 27% подростков. Около половины (48,3% студентов и 46% школьников) имели среднюю степень выраженности стремления к доминированию, низкие значения показателя наблюдались у 30% студентов и 27% подростков.

Панические расстройства – это психические расстройства, характеризующиеся спонтанным возникновением ПА от нескольких раз в год до нескольких раз в день и ожиданием их возникновения. ПА представляет собой необъяснимый, мучительный для больного приступ тяжёлой тревоги, сопровождаемый страхом, в сочетании с различными вегетативными (соматическими) симптомами. Панические атаки обычно продолжаются около 10 мин, но могут быть и кратковременными (около 1-5 мин), и длительными (до 30 мин), однако ощущение тревоги может сохраняться в течение 1 ч. Атаки могут различаться по набору симптомов или быть однотипными. У части пациентов данные состояния наблюдались регулярно -иногда ежедневно или еженедельно. Внешние симптомы ПА часто ведут к негативным социальным последствиям (например, смущениям, общественным порицаниям, социальной изоляции и т.д.) .

По нашим данным, внезапные приступы паники периодически возникали у 26,7% студентов и 12,5% подростков. Постоянное беспокойство испытывали чаще студенты – 21,7% в сравнении с подростками, у которых данное расстройство встречалось в 2,6% случаев (р = 0,0087). Беспокойство о значимости приступа и его последствий испытывали 30% студентов и значительно реже – подростки (7,9%, р = 0,0093). Существенные изменения поведения во время эпизода ПА отмечали 31,7% студентов и 5,4% подростков (р = 0,0093) (см. таблицу).

Тревожность – это переживание эмоционального дискомфорта, связанное с ожиданием неблагополучия, с предчувствием грозящей опасности. Различают тревожность как эмоциональное состояние и как устойчивое свойство, черту личности или темперамента. Тревожность часто приводит к снижению работоспособности, продуктивности деятельности, к трудностям в общении . Тревожные состояния встречались у 11,7% студентов и 1,6% школьников. Лиц, имеющих проявления субклинической тревоги, оказалось больше в группе студентов (31,7%), чем

подростков (12,5%). Выраженная тревога встречалась значительно чаще у студентов, чем у подростков (16,7 и 1,6%).

Для оценки степени выраженности тревоги нами была использована шкала Кови. Отраженные в ней симптомы характеризуют различные формы проявления тревожных расстройств – жалобы, поведение, соматические симптомы. В структуре тревожных расстройств анализировался комплекс жалоб на ощущение нервозности, дрожи, повышенной пугливости, неожиданного беспричинного страха; опасения, напряжения или взвинченность; необходимость избегать определенные места и виды деятельности из-за возникновения страха; трудность сосредоточения на выполняемой задаче. Данные жалобы были умеренно выражены у 28,3% студентов и 17,8% подростков. Значительная выраженность данных жалоб отмечалась только у 6,6% студентов. Умеренно выраженные изменения поведения (испуг, дрожь, беспокойство, пугливость, взвинченность) регистрировались у 8,3% студентов и 4,6 % подростков. Значительные изменения поведения отмечались у 5% студентов.

Соматические симптомы тревоги в виде повышенного потоотделения, тремора, усиленного или ускоренного сердцебиения, затрудненного вдоха, ощущения приливов жара или холода, беспокойного сна, более частого посещения ванной комнаты, дискомфорта в эпигастральной области; «кома» в горле были умеренно выражены у 13,3% студентов и 2,3 % подростков. Значительно выраженные соматические симптомы тревоги наблюдались у 10% студентов и 2,3 % подростков.

Одним из клинически значимых проявлений нарушений эмоционального состояния является депрессия. Депрессия – это эмоциональное расстройство, проявляющее себя такими переживаниями, как чувство угнетенности, безнадежности, беспомощности, вины, самокритики, снижение интереса к внешней активности. Эти проявления сопровождаются снижением психической и двигательной активности, безразличием к окружающему, усталостью, отсутствием аппетита, запорами, бессонницей (особенно в утренние часы), нарушением ясности или эффективности мышления, нарушением регуляции самооценки. Депрессия сопровождается также повышенным вниманием к собственному внутреннему миру и снижением интереса к внешней активности. Депрессия у детей нередко сопровождается тревожным или поведенческим расстройством , нередко сочетается с астеническими состояниями .

В качестве типичных черт депрессий в детском возрасте разные авторы называют их кратковременность, быстроту смены депрессивных состояний возбуждением, массивность вегетативных нарушений, школьную неуспеваемость, выраженность фиксации на своем физическом состоянии, эпизоды тревоги и страха, навязчивости, грубость, нарушения поведения. Повышенные требования, не соответствующие физиологическим возможностям растущего организма, часто приводят к усилению депрессии, а снижение требований и школьных нагрузок, напротив, ведет к исчезновению депрессивной симптоматики.

По нашим данным, проявления субклинической депрессии чаще наблюдались у студентов – 15% против 7,8% у школьников. Процентное соотношение выраженной депрессии было сопоставимым в обеих сравниваемых группах: 5% у студентов и 3,1% у подростков.

Таким образом, установлены особенности социально-психологической адаптации у детей различных возрастных групп. В большей степени изменения социально-психологической адаптации характерны для подростков. В структуре нарушений СПА у подростков преобладали низкие показатели адаптивности, приятия себя, недостаточно выраженные проявления эмпатии, низкая степень выраженности эмоционального комфорта, внутреннего и внешнего контроля. В структуре нарушений СПА у студентов были более выражены проявления дезадаптивности, неприятие других, эмоциональный дискомфорт. Панические расстройства у студентов регистрировались в 2 раза чаще, чем у подростков, а эмоциональный статус студентов в большей степени характеризовался проявлениями субклинически выраженной тревоги и депрессии. На основании установленных закономерностей можно полагать, что разработка оздоровительных программ профилактики и охраны здоровья учащейся молодежи в условиях современной образовательной среды при интенсивных информационных нагрузках должна базироваться на точной психосоматической диагностике состояния каждого обучающегося. В связи с этим необходимы создание комплексной и функционально совершенной системы медицинской помощи детям с нарушением СПА и психосоматическими расстройствами, а также разработка современных стандартов и протоколов ведения таких детей.

Очевидно, что для проектирования эффективных социальных и образовательных программ, выстраивания системы психолого-медико-социального сопровождения учебного процесса и организации оптимальных образовательных условий необходимо проведение психологического мониторинга и анализа социально-психологического состояния детской и юношеской популяции в различных регионах страны. Концепция и программа мониторинга социально-психологических проблем развития учащихся могут быть положены в основу проектно-аналитической деятельности образовательных учреждений, выстраивающих развивающую образовательную среду.

ЛИТЕРАТУРА

1. Зайцева О.И., Деревцова С.Н., Эверт Л.С., Пуликов А.С., Москаленко О.Л. Вариации психовегетативного статуса и адаптационные возможности школьников, проживающих в различных регионах Сибири. Вестник новых медицинских технологий. 2012; 2(19): 139-41.

2. Баранов А.А., Намазова-Баранова Л.С., Ильин А.Г., Булгакова В.А., Антонова Е.В., Смирнов И.Е. Научные исследования в педиатрии: направления, достижения, перспективы. Российский педиатрический журнал. 2013; 5: 4-14.

3. Зайцева О.И., Терещенко В.П., Прахин Е.И., Эверт Л.С., Нягаш-кина Е.И., Демко Ф.Ф. и др. Особенности формирования вегетативного гомеостаза у детей школьного возраста в различных регионах Сибири. Успехи современного естествознания. 2005; 4: 13-6.

4. Семенова Н.Б., Мартынова Т.Ф. Возможности использования теста Р. Гудмана для оценки психического здоровья детей и подростков Республики Саха (Якутия). Якутский медицинский журнал. 2012; 2(38): 67-9.

5. Бороздун С.В., Паничева Е.С., Боброва Е.И., Кузнецов В.С., Эверт Л.С., Артюхова Т.Ю. Современные направления в исследовании этиопатогенеза идиопатического сколиоза у детей. Якутский медицинский журнал. 2011; 3: 10-4.

6. Исаев Д.Н. Психосоматические расстройства у детей. СПб.: Питер; 2000.

7. Смирнов И.Е., Нечаева Н.Л., Зайниддинова Р.С., Шакина Л.Д. Нарушения мозгового кровообращения у детей раннего возраста: биомаркеры повреждений. Российский педиатрический журнал. 2012; 6: 30-8.

8. Смирнов И.Е., Нечаева Н.Л., Кучеренко А.Г., Кузенкова Л.М. Факторы риска и маркеры эндотелиальной дисфункции у детей, перенесших острое нарушение мозгового кровообращения. Российский педиатрический журнал. 2014; 1: 9-14.

9. Лыткин В.А., Эверт Л.С. Вазовагальные и ортостатические обмороки у детей и подростков. Сибирское медицинское обозрение. 2011; 1(67): 106-9.

10. Кожевникова О.В., Смирнов И.Е., Кучеренко А.Г., Домбровская И.А., Куприянова О.О., Иванов А.П. Гормональный спектр и артериальная гипертензия у детей в пубертатном периоде. Педиатрия. Журнал им. Г.Н. Сперанского. 1996; 6: 25-9.

11. Кожевникова О.В., Марков Х.М., Смирнов И.Е. Гормональный профиль и артериальное давление у здоровых детей в пубертатном периоде. Физиология человека. 1997; 23 (2): 155-8.

12. Зорина И.Г. Особенности психоэмоционального состояния школьников в течение учебного года. Российский педиатрический журнал. 2013; 2: 47-51.

13. Рахманин Ю.А., Ушаков И.Б., Соколова Н.В., Рапопорт И.К. Комплексный подход к гигиенической оценке качества жизни учащихся. Гигиена и санитария. 2010; 2: 67-70.

14. Эверт Л.С., Потупчик Т.В., Паничева Е.С., Гришкевич Н.Ю., Бахшиева С.А., Таранова А.А. Характеристика показателей психического здоровья коренного и некоренного детского населения южных регионов Сибири. Педиатрия и детская хирургия (Казахстан). 2014; 2: 11-4.

15. Кожевникова Н.Г. Особенности заболеваемости студентов-подростков в процессе адаптации к обучению в вузе. Педиатрия. Журнал им. Г.Н. Сперанского. 2011; 4: 65-8.

16. Иванова И.В. Состояние здоровья и социально-психологические особенности учащихся школ разного типа. Российский педиатрический журнал. 2010; 2: 53-5.

17. Туттер Н.В. Клинические, нейрофизиологические и психологические особенности пациентов с паническими расстройствами при неврозах. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2008; 12: 11-5.

18. Филиппова Е.А. Ранняя диагностика невротических и пато-характерологических расстройств у школьников. Педиатрия. Журнал им. Г.Н. Сперанского. 2011; 2: 138-41.

19. Чубаровский В.В., Некрасов М.А. Пограничные психические расстройства и аддиктивные формы поведения у лиц подросткового и юношеского возраста. Орел; 2005.

20. Васильева Л.В., Эверт Л.С., Терещенко С.Ю., Горбачева Н.Н., Шубина М.В. Панические расстройства у школьников Сибири (на примере г. Красноярска). Профилактическая и клиническая медицина. 2014; 2: 93-6.

21. Вейн А. М., Дюкова Г. М., Воробьева О. В., Данилов А. Б. Панические атаки. М.: Эйдос Медиа; 2004.

22. Васильева Л.В., Эверт Л.С., Терещенко С.Ю., Горбачева Н.Н., Мочалкина И.М. Генерализованная тревожность и депрессия у школьников. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2015; 4: 16-9.

23. Смулевич А. Б. Депрессия в общемедицинской практике. М.; 2000.

24. Эверт Л.С., Потупчик Т.В., Крысенко Л.В., Паничева Е.С. Характеристика астенического синдрома у детей первого года обучения в школе. Российский педиатрический журнал. 2014; 17 (2): 37-40.

REFERENCES

1. Zaytseva O.I., Derevtsova S.N., Evert L.S., Pulikov A.S., Moskalenko O.L. Variations psychovegetative status and adaptability of students living in different regions of Siberia. Vestnik novykh meditsinskikh tekhnologiy. 2012; 2(19): 139-41. (in Russian)

Эверт Л.С., Потупчик Т.В., Зайцева О.И., Паничева Е.С., Соловьева А.А., Гришкевич Н.Ю., Бахшиева С.А.

2. Baranov A.A., Namazova-Baranova L.S., Il’in A.G., Bulgakova V.A., Antonova E.V., Smirnov I.E. Scientific research in pediatrics: directions, achivements, prospects. Rossiyskiy pediatricheskiy zhur-nal. 2013; 5: 4-14. (in Russian)

3. Zaytseva O.I., Tereshchenko V.P., Prakhin E.I., Evert L.S., Nyagas-hkina E.I., Demko F.F. et al. Features of formation of vegetative homeostasis in school-age children in various regions of Siberia. us-pekhi sovremennogo estestvoznaniya. 2005; 4: 13-6. (in Russian)

4. Semenova N.B., Martynova T.F. The possibility of using R. Goodman test to assess the mental health of children and adolescents of the Republic of Sakha (Yakutia). Yakutskiy meditsinskiy zhurnal. 2012; 2(38): 67-9. (in Russian)

5. Borozdun S.V., Panicheva E.S., Bobrova E.I., Kuznetsov V.S., Evert L.S., Artyukhova T.Yu. Modern trends in the study of the etiopathogenesis of idiopathic scoliosis in children. Yakutskiy med-itsinskiy zhurnal. 2011; 3: 10-4. (in Russian)

6. Isaev D.N. Psychosomatic Disorders in children. . St. Petersburg: Piter; 2000. (in Russian)

7. Smirnov I.E., Nechaeva N.L., Zayniddinova R.S., Shakina L.D. Violations of cerebral circulation in children of early age: biomarkers damage. Rossiyskiy pediatricheskiy zhurnal. 2012; 6: 30-8. (in Russian)

8. Smirnov I.E., Nechaeva N.L., Kucherenko A.G., Kuzenkova L.M. Risk factors and markers of endothelial dysfunction in children who have had an acute violation of cerebral circulation. Rossiyskiy pedi-atricheskiy zhurnal. 2014; 1: 9-14. (in Russian)

9. Lytkin V.A., Evert L.S. Vasovagal syncope and orthostatic in children and adolescents. sibirskoe meditsinskoe obozrenie. 2011; 1(67): 106-9. (in Russian)

10. Kozhevnikova O.V., Smirnov I.E., Kucherenko A.G., Dombrovskaya I.A., Kupriyanova O.O., Ivanov A.P. Hormonal spectrum and arterial hypertension in children in the pubertal period. Pediatriya. Zhurnal im. G.N. speranskogo. 1996; 6: 25-9. (in Russian)

11. Kozhevnikova O.V., Markov Kh.M., Smirnov I.E. Hormonal type and arterial pressure in healthy children during puberty. Fiziologiya cheloveka. 1997; 23 (2): 155-8. (in Russian)

12. Zorina I.G. Features of mental and emotional state of school children during the school year. Rossiyskiy pediatricheskiy zhurnal. 2013; 2: 47-51. (in Russian)

13. Rakhmanin Yu.A., Ushakov I.B., Sokolova N.V., Rapoport I.K. An integrated approach to assessing the hygienic quality of life of students. Gigiena i sanitariya. 2010; 2: 67-70. (in Russian)

14. Evert L.S., Potupchik T.V., Panicheva E.S., Grishkevich N.Yu., Bakhshieva S.A., Taranova A.A. Characteristics of mental health of indigenous and non-indigenous child population of the southern regions of Siberia. Pediatriya i detskaya khirurgiya (Kazakhstan). 2014; 2: 11-4. (in Russian)

15. Kozhevnikova N.G. Features incidence of teenage students in the

process of adaptation to training in high school. Pediatriya. Zhurnal im. G.N. Speranskogo. 2011; 4: 65-8. (in Russian)

16. Ivanova I.V. The health status and socio-psychological characteristics of students of schools of different types. Rossiyskiy pediatricheskiy zhurnal. 2010; 2: 53-5. (in Russian)

17. Tutter N.V. Clinical, neurophysiological and psychological characteristics of patients with panic disorder with nervousness. Zhurnal nevrologii i psikhiatrii im. s.s. Korsakova. 2008; 12: 11-5. (in Russian)

18. Filippova E.A. Early diagnosis of neurotic disorders and patoharakterologicheskih schoolchildren. Pediatriya. Zhurnal im. G.N. Speranskogo. 2011; 2: 138-41. (in Russian)

19. Chubarovskiy V.V., Nekrasov M.A. Borderline Mental disorders and Addictive behaviors in Persons of Teenage and Youthful Age. Orel; 2005. (in Russian)

20. Karvasarskiy B.D., Ed. Psychotherapeutic Encyclopedia. 3-e Ed: Piter-Yug; 2006. (in Russian)

20. Vasil’eva L.V., Evert L.S., Tereshchenko S.Yu., Gorbacheva N.N., Shubina M.V. Panic disorder in schoolchildren Siberia (the example of Krasnoyarsk). Profilakticheskaya i klinicheskaya meditsina. 2014; 2: 93-6. (in Russian)

21. Veyn A. M., Dyukova G. M., Vorob’eva O. V., Danilov A. B. Panic Attacks. . Moscow: Eydos Media; 2004. (in Russian)

22. Vasil’eva L.V., Evert L.S., Tereshchenko S.Yu., Gorbacheva N.N., Mochalkina I.M. Generalized anxiety and depression in students. Zhurnal nevrologii i psikhiatrii im. s.s. Korsakova. 2015; 4: 16-9. (in Russian)

23. Smulevich A. B. The Depression in General Practice. Moscow; 2000. (in Russian)

24. Evert L.S., Potupchik T.V., Krysenko L.V., Panicheva E.S. Feature asthenic syndrome in children in the first years of school. Rossiyskiy pediatricheskiy zhurnal. 2014; 17 (2): 37-40. (in Russian)

Поступила 12.10.15

Сведения об авторах:

Потупчик Татьяна Витальевна, канд. мед. наук, ст. преподаватель каф. фармакологии с курсами клинической фармакологии, фармацевтической технологии и курсом ПО; e-mail: [email protected] mail.ru; Зайцева Ольга Исаеена, доктор мед. наук, гл. науч. сотр. лаб. клинической патофизиологии; e-mail: [email protected]; Паничева Елена Сергеевна, канд. мед. наук, ассистент кафедры-клиники стоматологии ИПО Института стоматологии-НОЦ инновационной стоматологии; e-mail: [email protected]; Соловьева Александра Александровна, преподаватель; е-mail: [email protected]; Гришкевич Наталья Юрьевна, канд. мед. наук, доцент каф. детских болезней; e-mail: [email protected]; Бахшиева Светлана Алексеевна, ассистент каф. сестринского дела и клинического ухода ВМБШ; e-mail: [email protected]

Автор статьи:
Обо мнеОбратная связь
Оценка 3.6 проголосовавших: 33
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here